bleis (bleis) wrote in lj_live,
bleis
bleis
lj_live

"Хромая лошадь". Письмо матери, потерявшей сына

Суд идет… (Горестные размышления)
Сразу же оговорюсь. Я – старый, больной человек и вряд ли смогу быть на судебных заседаниях. Но мне хочется после осмысливания начала процесса, материалов прессы, теле- и радиопередач, рассказов тех, кто был на первых заседаниях, тоже сказать свое слово.
Мою статью «Я обвиняю» некоторые назвали «заказной». Я и сейчас повторю: мой заказ один – это мой сын, Дмитрий Горнов, которого убили. Убили системная безответственность собственников, надзорных органов, властей, чиновников и тотальная коррупция! Сегодня, а скоро уже годовщина, я хочу повторить то же самое.
Не надо говорить, что для матери нет страшнее горя, чем похоронить своего ребенка. Мне сейчас 79 лет, Диме 5 декабря было 37. До сих пор я почему-то жива, а Дима мой больше не живет… Остались нам его замечательные песни, которые он сам сочинял, сам писал музыку и сам их записывал… Написал книгу, мечтал ее издать. 5 декабря его маленькой дочке, которую он очень ждал, было всего 4,5 месяца. Остались его прекрасные фотографии и… могила в этом страшном 222 квартале на Северном кладбище…
Все в нас протестует. Мы очень любили нашего Диму, а он нас.
«Вы испытывали моральные страдания?» - спросил судья Д.В. Вяткин мою дочь… Что и как долго отвечать пострадавшим на этот вопрос? Или можно только так, как сказала одна из потерпевших: «Каждый день жду свою доченьку, а она все не приходит…». Дальнейшее мы пишем втроем: я, моя дочь – сестра Димы и мама его единственной маленькой дочки.
Кто главный виновник случившегося? – следующий важный вопрос судьи к опрашиваемым потерпевшим. Многие выделяли особую вину главного пожарного края Мухутдинова. Да, пожалуй, если бы главный федеральный инспектор Пермского края честно и добросовестно выполнял свои обязанности, 5 декабря 2009г ночного пожара в «Х.Л.» не было бы. Но как могло случиться, что незадолго до этого в конкурсе «Лучший по профессии» в Приволжском региональном центре МЧС России победил, именно, Мухутдинов? В интервью, опубликованном в «Комсомольской правде» 11 ноября 2009г, он о своих очень важных, серьезных обязанностях не сказал ни слова. А в ночном клубе на тот страшный день не оказалось ни окон, ни запасного выхода, никаких средств противопожарной безопасности, и в этой западне многим не осталось никаких шансов на спасение. Путин по приезду в Пермь говорил, что нарушено все, что могло быть нарушено и виновных надо наказать со всей строгостью.
А сейчас на суде Мухутдинов уверенно и нагло говорит: «Я не виноват… вина лишь в том, что не проконтролировал своих подчиненных…». Но если этот федеральный чиновник не проверял своих подчиненных, то чем он занимался? Обедал в «Х.Л.» и отмечал семейные торжества? Или брал «нехилые» откаты? А кто же был его непосредственным начальником? Он также не контролировал «лучшего пожарного инспектора»? И непонятно также, какие обязанности выполняли пожарные Росляков и Прокопьева. И далее тянется цепочка: исполнительный директор Ефремова (говорят, деловая и энергичная женщина) при желании могла бы навести порядок в клубе; собственникам клуба Заку и другим - заложить окна кирпичами было дешевле (пожалели 200 т. руб. на противопожарную обработку и т.д.). Об этом говорила на суде и Наталья Безе – о жадности и дебилизме собственников, и если бы не эта безответственность и жадность, спастись могло бы большее число людей.
И наконец (наконец?), если бы пиротехники выполнили предписанную им инструкцию не устраивать фейерверк в закрытом помещении, не нарушили бы ее… Но в результате случилось то, что не могло бы случиться в цивилизованном обществе… Если бы… Но потери беспрецедентны: 156 человек погибли и 64 остались инвалидами.
Не удивительно, что Пермская прокуратура не сразу после ареста фигурантов по делу о пожаре в «Х.Л.» определила виновных как организованную преступную группу, что позволило продлить срок пребывания под стражей. И, надо думать, поэтому должно последовать ужесточение наказания каждому обвиняемому. Именно так - преступная организованная группа: вина каждого усугубляет вину другого. И судить всех участников этой группы надо по всей строгости закона (странно видеть Ефремову и Прокопьеву, сидящими рядом не с обвиняемыми, а с адвокатами, причем и те, и другие - спиной к потерпевшим).
И вот тут еще одна, на наш взгляд, немаловажная деталь. А где же наши главные начальники? Главные руководители – губернатор и мэр? Несколько лет этот клуб, где было нарушено все, что только могло быть нарушено, был рядом с их резиденциями. И у многих чиновников существовали ВИП-приглашения (например, у председателя краевого правительства Сухих и многих депутатов). А сейчас читаем в газете, что Зак являлся членом экономического совета при губернаторе, в 2004 г. был назначен главой рабочей группы по вопросам и проблемам профессионального искусства. И являясь владельцем ночного клуба – ресторана «Хромая Лошадь», он получал 50% от прибыли заведения, обеспечивая согласование и получение необходимых документов в надзорных и контрольных органах. Сегодня же Зак полностью отрицает свою вину и говорит, что он был не собственником, а лишь инвестором для своего друга Титлянова (негоже валить вину на своего умершего друга!).
Так кто же виновен в трагической гибели наших детей, наших близких?
В ходе судебного заседания потерпевшие заявили ходатайство – пригласить на процесс в качестве свидетелей мэра Шубина и губернатора Чиркунова с целью выяснения, как осуществлялся контроль городскими и краевыми структурами власти за деятельностью органов, обязанных обеспечивать безопасность граждан при проведении зрелищных мероприятий в подобных заведениях. Ведь наши руководители всегда сами говорят во время выборов, что они ответственны за все, что происходит. Но почему-то эта ответственность распространяется ими только на успехи. Судья Вяткин Д.В. ходатайство отклонил безо всяких разъяснений. А что – наши городские власти, губернатор и мэр – неприкасаемая каста? А в цивилизованном обществе вызов на суд самых высоких должностных лиц – обычное дело.
А наутро после заседания пермское «Эхо» в лице ведущих О. Русских и В. Дегтярникова почему-то весело и безапелляционно рассуждали - этично ли (?!) требовать (просить?) вызывать в качестве свидетелей главных руководителей города. Конечно, разговор был бы нелегким, не об успехах и достижениях, а о чудовищной трагедии, от которой вздрогнул весь мир. И родственники погибших будут настаивать на своем ходатайстве.
Еще раз повторим, гибель наших детей – это не результат роковой случайности. Ведь это не война, не теракт, люди пришли на праздник, отдыхать! Их убила системная безответственность и тотальная коррупция.
Данный судебный процесс является очень тяжелым для четырехсот с лишним потерпевших. Нелегок он и для судьи Д.В. Вяткина. Ему тоже – сил, терпения и твердости.

Горнова Г., Лукьянова Л., Григорьева Ю.
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author