bokitko_sofia (bokitko_sofia) wrote in lj_live,
bokitko_sofia
bokitko_sofia
lj_live

Дёшево купи, дорого продай…

Или об арендной плате за использование охотугодий.


 

- Дорожают угодья-то, - говорит мне охотник Евгений Седов, старый промысловик, охотящийся в Уссурийском крае с середины семидесятых годов. – Вот сейчас братки с Находки пятьдесят тысяч за ключик требуют…

- Большой ключик-то?

- Да если б большой… Километров пять в длину и километр в ширину. Я в этом ключе охочусь уже лет двадцать. Сперва бесплатно было. Путёвки, лицензии – всё в обществе охотников брал. Потом там какой-то клуб образовался. Нас, всех, кто раньше на этих местах охотился, собрали вместе и мы в этот клуб вступили. И с разу нас предупредили – участки ваши за вами остаются, но вот арендную плату придётся повысить. Государство нас душит – сами понимаете, налоги, поборы, взятки. Сперва платил три тысячи в месяц. Потом восемь. В прошлом – двенадцать. И тут на тебе – пятьдесят! Не, пошли они подальше, мне с таким ценником никакая охота не нужна…

Постойте-ка, постойте… Это что получается? Смотрим наше родное российское законодательство. Территория, на которой за пользователем закреплено право на пользование животным миром, сдаётся другому пользователю в субаренду?

А есть ли понятие такой субаренды в нашем законодательстве?

Точно. Нет. Прямо как в известном анекдоте.
"- Жопа, Марь Иванна!
- Сядь, Вовочка, нету такого слова!
- Интересно получается, Марь Иванна! Жопа есть, а слова такого нет!"

Вот и здесь Слова такого нет, а субаренда – есть.

Надо сказать, что такая форма субаренды процветает практически на всех территориях, на которых ранее существовали т.н. охотничьи участки. Иногда такие участки считались закреплёнными за местными жителями на протяжении многих десятилетий. К примеру, одна известная мне семья староверов охотится в Чугуевском районе с конца 80-х годов XIX столетия. Сегодня они тоже платят субаренду – семь тысяч рублей за тысячу гектаров. Или семь рублей за гектар.

Постойте, постойте! А сколько стоит гектар арендатору этих угодий у государства в Приморском крае?

Звоню в лесхоз. Выясняю. Для того хозяйства, где арендует свой ключик староверы она составляет 48 копеек за гектар. 0,48 рубля. Вот так-то. Делим 7 на 0,48. Получаем 14. С хвостиками. Ладно, хвостики отбросим. Итак, мы видим, что даже при цене 7 рублей за гектар арендатор получает с субарендатор 1400 процентов прибыли. Что там писал гросфатер Маркс по этому поводу? И это ему прибыль в 300 процентов казалась сумасшедшее высокой?

Обращаюсь к арендатору. Слышу всё тот же плач Ярославны о взятках, налогах и том, как страшно и трудно жить.

– Кроме того, мы в угодьях наладили биотехнию, посадили 60 гектаров подкормочных полей оплачиваем бензин и запчасти патрульной группе охотинспекции, выплапчиваем им премии за пойманных браконьеров. Хотите, покажу?

Показывает. Трёхэтажный дом, туалеты внутри, кухня снаружи, летняя столовая, баня, домики егерей… Подкормочные поля – позавидует любой совхоз советского времени. Или процветающий фермер времени нынешнего. Навесы для сохранения урожая к голодному периоду – некоторые местные крестьяне не отказались бы от таких навесов в качестве личных домов. Четыре трактора, навесное оборудование, укладчик…

Мысленно считаю.

Так что, всё это великолепие создано на плату (назовём её субарендной, хотя её вроде и не должно быть) более чем с 60 мелких пользователей на этой территории? (Которая составляет, в скобках замечу, около 450 тыс. рублей).

Непохоже.

Потихоньку выясняю. Хозяйство живёт на годовые взносы так называемых «элитных пользователей». От 15 до 25 тысяч долларов в год. Ага, теперь всё сходится. И тракторный парк, и джипы охране, и круглогодичные работы на территории. Которая, впрочем, оказывается чуть больше 15 тысяч гектаров из 80. Именно такую территорию можно оградить шлагбаумами, вести на ней интенсивную кормёжку зверья и эффективно охранять . Настоящий охотничий парадиз.

А что на остальных 65 тысячах гектаров этого хозяйства, не попавших в охотничий парадиз?
Мужики в треухах, заваленные дороги, заросшие пустоши. По ночам – треск мотоциклов и свет фар по обочинам дорог – не засветятся ли глазки зазевавшейся косулёшки или оленя? Именно так выглядят участки господ субарендаторов.

Так за что они платят арендатору свои 450 тысяч рублей в год?

Да чтобы не трогали…

Но может быть такая картина наблюдается только вокруг больших городов, территорию вокруг которых сплошь выкупили вампиры капиталистического мира?

Обращаемся к буколической общине нанайцев «Амурский барс» на реке Тор. Территория общины площадью в девятьсот тысяч гектаров поделена между ста пятнадцатью охотниками. Председатель общины – Иван Бельды, как всегда, жалуется на жизнь, рассказывая о травле и притеснениях коренных жителей территории проклятыми русскими и украинскими переселенцами.

- А сколько вы платите за гектар угодий? – спрашиваю я местного охотника Куляндзигу. Заранее зная ответ, естественно. Одну его часть.

- Не, мы за гектар не платим, - говорит охотник Куляндзига. – Я за участок плачу. Двенадцать тысяч рублей в год.

Участок Куляндзиги площадью около семнадцати тысяч га. Стало быть, около семидесяти копеек за гектар. Действительно, благодать.

Только вот я знаю СВОЮ половину ответа. А она в том, что руководство хозяйства не платит за аренду НИ РУБЛЯ.

Потому что оно – принадлежит коренным малочисленным народам Севера, во как.

Каково резюме всему написанному?

На огромной площади арендованных охотугодий давно пустила корни и процвела система выжимания денег из ничего. То есть, в большинстве своём, арендатор – не более как посредник между государством и рядовыми охотниками. При этом получает за своё посредничество весьма и весьма значительные суммы. Чёрным налом и абсолютно в тени. Реально арендатор (даже весьма состоятельный) поддерживает порядок и ведёт активную биотехнию не более чем на 20 тысячах гектаров вокруг своего поместья (если вам известны случаи обустройства большей территории – поделитесь, пожалуйста! Я – не знаю).
Мне кажется, вывод из этого может воспоследовать всего один.
Не надо натравливать на этих арендаторов налоговую инспекцию и прочие правоохранительно-фискальные органы с требованием поделиться с государством сверхдоходами от субаренды.
А нужно просто втихаря выяснить размер этих самых нелегальных субарендных ставок на территориях хозяйств. И поднять арендную плату на данной территории до этого уровня.
После чего придётся сесть и подумать как обустроить охотничье хозяйство на мгновенно освободившихся 80 процентах территории…
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author