Юрий Половников (polo79) wrote in lj_live,
Юрий Половников
polo79
lj_live

Аресты на Кипре: след минеральных удобрений

Растренированное, привычное к пересказу лишь прямой информации и чужих «сливов», нежели к самостоятельному анализу медиа-сообщество России живо отреагировало на известие об аресте судом Никосии (столица Кипра) калийных и других активов Сулеймена Керимова, не предприняв даже попытки построить сколько-нибудь внятную гипотезу причин происшествия.

То есть, гипотеза, конечно, имеется – активы арестованы в обеспечение иска депутата Государственной Думы Ашота Егиазаряна. Как пишет федеральная пресса, означенный Ашот Егиазарян обратился в Лондонский международный арбитраж и суд Никосии с иском к группе физических и юридических лиц (в том числе к Сулейману Керимову и его структурам), жалуясь на то, что ответчики захватили его долю в реконструриуемой гостинице «Москва».

БЕЗУМСТВУ ХРАБРЫХ ПОЁМ МЫ
Эта, можно сказать, официальная трактовка событий выглядит вполне логичной и обоснованной, и ни мы ни в коем разе не собираемся её опровергать. Укажем лишь, что, иск одного депутата Государственной Думы (пусть даже и такого знаменитого и популярного в России, как Ашот Егиазарян) к множеству влиятельных лиц и структур выглядит безумством храбрых и даже бунтом против всей российской политэкономической системы. Что, согласитесь, для отечественного бизнеса не просто нетипично, а противоестественно. То есть, нельзя исключать, что у истца за пазухой есть некая группа прикрытия, а сам иск является лишь лёгкой волной на поверхности от происходящего в глубине водоворота.

Тут, конечно, можно предположить, что основными мишенями здесь являются Юрий Лужков и супруга его Елена Батурина (они также значатся в числе ответчиков). Предъявление иска почти совпадает по времени с наездом на Лужкова и Батурину, случившимся намедни на федеральных телеканалах. Однако ни у кого не вызывает сомнений, что телеканалы атаковали Лужкова по команде из Кремля. А у Кремля, согласитесь, имеются более эффективные способы по отъёму нажитого непосильным трудом, судиться через Лондон и Никосию – лишняя морока. К тому же, в прессе сообщается об аресте активов Сулеймана Керимова и Аркадия Ротенберга, а вовсе не Юрия Лужкова и Елены Батуриной.

РУКИ РЫБОЛОВЛЕВА
Ещё одно любопытное совпадение. Одновременно с информацией об арестах на Кипре активов Керимова в деловой и околоделовой прессе появились сообщения о том, что крупнейшим акционером Банка Кипра (крупнейшего банка в этой оффшорной зоне, имеющего большой интерес в России) стал бывший контрольный акционер березниковского ОАО «Уралкалий» и блокирующий акционер (возможно, до сих пор) соликамского ОАО «Сильвинит» Дмитрий Рыболовлев. У которого Сулейман Керимов, собственно, и приобрёл те калийные активы, которые сейчас арестованы кипрским судом.

Причём, напомним, наблюдатели до сих пор нет-нет да удивятся, как же так Рыболовлев вдруг продал «дело всей жизни» - калийный бизнес, которому посвятил 15 лет. А первоначально деловая пресса и вовсе была полна прозрачными намёками, что Рыболовлев уступил свои калийные активы группе бизнесменов во главе с Сулейманом Керимовым под давлением Кремля. То есть, вот, выявляется ещё одна сторона, которая гипотетически (!) может быть заинтересована в играх с калийными активами (опять же, ни у кого нет сомнений, что именно эти активы представляют основной интерес в данном сюжете) и имеет возможность как-то на игры повлиять. Кто, в самом-то деле, их, киприотов знает, какое у тамошнего суда отношение к пожеланиям крупнейшего акционера крупнейшего банка?

Здесь, однако, можно указать, что среди арестованных на Кипре активов есть и доля Сулеймана Керимова в «Полюс Золоте». В этой же компании свою долю в обмен на часть акций «Уралкалия» получил и Дмитрий Рыболовлев. Таким образом наложенный судом арест незначительно и косвенно, но всё же затрагивает и его интересы (а самострел для отвода подозрений в данном случае – слишком уж мудрёный фокус). Кроме того, претензии Ашота Ашота Егиазаряна к Сулейману Керимову иже с ним возникли много раньше и логичнее было бы использовать этот аргумент для защиты калийных владений, а не для попытки вернуть всё взад.

Разве что, тогда у Дмитрия Рыболовлева не было акций Bank of Cyprus, или, может быть, он не был знаком с Егиазаряном…

АПАТИТОВЫЙ ПЛАЦДАРМ
Мы, напомним, рассуждаем о гипотетических вероятностях. И тут уместно вспомнить, что не хлористым калием единым жив рынок минеральных удобрений, переживающий время потрясений. Второй по значимости, после изменения списка акционеров «Уралкалия» и «Сильвинита» и ожидаемой консолидации калийных компаний, сделкой в этом сегменте безусловно является ожидаемая приватизация принадлежащего государству 20-процентного пакета акций ОАО «Апатит». Как сообщает федеральная пресса, предложение включить госпакет акций «Апатита» в программу приватизации на 2011-2013 годы было одобрено на совещании у первого вице-премьера Игоря Шувалова.

При этом сам «Апатит» входит в холдинг «Фосагро», контролируемый членом Совета Федерации Андреем Гурьевым. И кстати будет напомнить, что в то самое время, когда судьба калийных активов решалась в пользу Сулеймана Керимова сотоварищи (главенство Керимова в этом сюжете – основная на данный момент версия, не будем сейчас её оспаривать), своё пожелание поглотить «Сильвинит» (или слиться с ним) высказало и «Фосагро». То есть, наличие конфликта интересов вполне очевидно. Как и – обратите внимание – очевидна общность бизнесов «Сильвинита» и «Фосагро» (не в пример «Уралкалию» и «Норильскому никелю», о возможном слиянии которых много говорили и которое публично отверг первый вице-премьер Игорь Сечин).

Сейчас, согласно сообщениям деловой прессы, «Фосагро» предлагает свой вариант приватизации «Апатита» - обменять госпакет в этой компании на долю в самом «Фосагро» (по оценке аналитиков, эта доля может составить 10-15 %). Причём, опять же, вполне очевидно, что для государства такой вариант не является самым привлекательным. Банальная логика – какой смысл для казны продавать пакет акций, чтобы вместо потребных казне денег получить другие акции? То есть, правительство, вероятнее всего, будет всё-таки искать покупателя «за деньги», или, как модно говорить, стратегического инвестора. И это не «Фосагро», которое уже своё предложение высказало. А кто?

Безусловно, сам по себе «Апатит» представляет интерес для бизнеса, поскольку является монопольным в России производителем апатитового концентрата – сырья для других производителей минеральных удобрений. В определённом смысле, это ключевая позиция данного сегмента отечественной промышленности. Однако владеть ключевой позицией и контролировать пятую часть её – две большие разницы, как говорят у нас в Одессе. Разве что с этого, малого, начать. То есть, именно в таком смысле может рассматриваться предстоящая покупка госпакета «Апатита» потенциальным «стратегическим инвестором» - взятие плацдарма. А единственное направление с этого плацдарма, по логике бизнеса и любой войны, это – установление контроля над самим «Фосагро».

ИМЯ, СЕСТРА, ИМЯ!
Но кто может на это решиться? Как говорил персонаж одного популярного некогда мюзикла, имя, сестра, имя! Здесь на всякий случай, повторим, что мы рассуждаем о гипотетических вероятностях и высказываем предположения. Впрочем, в столичном web-пространстве на прошлой неделе уже вполне открыто прозвучало, что интерес к госпакету «Апатита» (и, соответственно, контролю над «Фосагро») проявляет Сулейман Керимов.

Эта информация выглядит вполне логичной в свете распространённых (и тоже вполне логичных) мнений о том, что сенатор от Дагестана приобретением «Уралкалия» и (вероятно) «Сильвинита» начал построение глобальной империи по производству удобрений. Уместно будет вспомнить, что вероятность прирастить возникающую империю «Беларуськалием» у Сулеймана Керимова невысока из-за позиции батьки Лукашенко и противодействия Китая. А соответственно, прирастать она может только за счёт других российских производителей удобрений.

А не прирастать она не может, поскольку, если скачешь верхом на тигре, самое опасное – это остановиться, а для приобретения «Уралкалия» сам Сулейман Керимов взял значительный кредит, да и сотоварищи Керимова – тоже. Из-за чего, кстати, на прошлой неделе правительство Пермского края обеспокоилось перспективой снижения налоговых поступлений. А «Уралкалий», кстати, эту перспективу опроверг. Следовательно, у Керимова есть план? Но план скачки на тигре может быть только в одном направлении… Кроме того, повторим, само «Фосагро» указало недавно на сочетаемость его бизнеса с бизнесом «Сильвинита». А уравнение, равное в одну сторону, равно и в другую.

Вторым шагом для Керимова может стать скупка акций "Апатита" у других миноритарных акционеров ("Нордик рус холдинг", "Аммофос" и др.) и доведение пакета до размера, близкого к контрольному. О том, как быстро и эффективно может Керимов убеждать акционеров продать акции свидетельствуют операция с калийными активами. После этого последует требование о переизбрании совета директоров (см. «Уралкалий»), ревизия финансово-хозяйственной деятельности, активное участие в управлении обществом, переориентация финансовых потоков и т.д. По оценкам аналитиков, «Апатит» приносит «Фосагро» до двух третей прибыли всего холдинга. И когда этот актив начнёт уплывать, логически встанет вопрос: продавать оставшиеся акции «Апатита» или весь холдинг? Всё вместе выйдет дороже.

Причём очевидно, что – как все вопросы крупной собственности в России – вопрос контроля над «Апатитом» и, в неизбежной перспективе, над «Фосагро» является вопросом политическим. А политического влияния у сенатора Сулеймана Керимова гораздо больше, чем у сенатора Андрея Гурьева.

Зато член Совета Федерации РФ Андрей Гурьев знаком с депутатом Государственной Думы РФ Ашотом Егиазаряном…

ОСТАНОВИТЬ ТИГРА
В этой схеме иск Ашота Егиазаряна и аресты на Кипре активов Сулеймана Керимова смотрятся вполне естественной попыткой хотя бы приостановить скачку Керимова на тигре. Которую Керимов начал, приобретая калийные активы и взяв для этого миллиардный кредит на короткий, заметим, срок. И которая вполне логично ведёт к захвату плацдарма на «Апатите» с последующим контролем над «Фосагро».

Остановка может оказаться недолгой. Как пишет деловая пресса, в решении суда Никосии говорится, что обеспечительные меры должны быть наложены на активы чистой стоимостью не выше 500 миллионов евро. Стоимость арестованного имущества значительно превышает сумму заявленных претензий (один «Уралкалий» чего стоит). То есть, арест с основной части активов может быть вскоре снят. Однако, повторим, когда скачешь верхом на тигре, самое опасное это остановиться. Даже ненадолго.

Как бы то ни было, наблюдатели сегмента минеральных удобрений могут запасаться поп-корном и усаживаться в креслах поудобнее. Вероятная смена собственника «Фосагро», как впрочем, и любые другие вероятные или возможные, или гипотетические перемены на этом рынке обещают увлекательное зрелище.

Авторы – web-обозреватель и обозреватель «Иной газеты – Город Березники»
Персональный блог Андрея Лучникова на Blogber: http://blogber.ru/andrey-luchnikov


+ Иная газета

Иная газета - Город Березники. Информационно-аналитический ресурс, ежедневные новости Урала и России.

добавить на Яндекс
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author