bleis (bleis) wrote in lj_live,
bleis
bleis
lj_live

Кладбище Хайгейт. Лондон.

С какими литературными деятелями у нормальных людей ассоциируется Лондон? Список имен может быть бесконечным, притом почти всех этих людей можно увидеть в Вестминстерском аббатстве:)
Но это у нормальных людей. У меня Лондон ассоциируется с Брэмом Стокером и Барбарой Хэмбли с ее "Теми, кто охотится в ночи". Я даже специально перед первой поездкой ее перечитывала.
Барбара Хэмбли, как и все приличные люди, пишущие о вампирах, вдохновлялась Стокером, а Стокер в свою очередь - кладбищем Хайгейт.
Более интересной и более старой частью считается западная часть, зато в более новой похоронен великий шаман Карла Марла, поэтому поток людей туда тоже не иссякает. Притом к Карле Марле попасть можно в любое время (когда кладбище открыто), а в западную часть - только с экскурсией. В выходные дни (а мы поехали туда в субботу) экскурсии проводятся каждый час, но только на английском. Английский я хорошо понимаю только в исполнении не нэйтив-спикеров :) Так что я поняла процентов 20.
Добраться на кладбища можно на метро (станция Archway), правда в выходной возможна засада: некоторые линие метро бывают закрытыми, притом какие и когда будут закрыты - непредсказуемо.
Как я уже говорила, англичашки - люди странные, по крайней мере, для нас. В викторианскую эпоху Хайгейт был не только модным местом для закапывания. Люди ходили сюда не для того, чтоб пожрать пирожков и котлет из кастрюльки или украсить могилку уебанскими исскуственными цветами. Это было популярное место для прогулок. У англичашек в корне другое представление о смерти. Они считают ее частью жизни и, о ужас, могут шутить на эту тему и относиться к ней без пиитета.
Самыми известными местами на кладбище считаются Египетская аллея, выполненная в виде входа в египетский храм, и ливанский круг - оргомный круг, по периметру которого находятся склепы, а посредине находится холм, на вершине которого растет гигантский ливанский кедр.
С этим кладбищем связана прелестная история о самом известном представителе прерафаэлитов Данте Габриэле Россетти. Когда его жена Элизабет Сиддал умерла, он в приступе горя похоронил с ней свои неизданные стихи. Через какое-то время горе прошло, а жалость о закопанных стихах осталась. Россетти вскрыл могилу, чтобы достать стихи, которые, к несчастью, оказались хреновыми.
И хотя экскурсовод непрерывно шутил на тему прочности гробиков и фигуры "спящего анела", считающегося одним из самых красивых надгробий на кладбище, я не могла побороть свое православно-языческое отношение к смерти и кладбищам, поэтому не бы ни за какие коврижки не хотела бы оказаться в сумерках в египетской аллее.




















Subscribe

Comments for this post were disabled by the author