bleis (bleis) wrote in lj_live,
bleis
bleis
lj_live

Как это было. Осень-91. Долги наши.

По договоренности с журналом "Медведь" начал писать мемуары. Постарался сделать это в некой литературной форме. Тем не менее это - не рассказ, а реально состоявшийся разговор и реально состоявшиеся события. Первая часть, посвященная тому, как СССР/Россия получила отсрочку по выплате своих долгов осенью 1991 года, опубликована в октябрьском (2010) "Медведе". Привожу здесь оригинальный вариант.

* * *

Этих двух ребят я видел впервые. Все, что я слышал о них исчерпывалось тем, что их привел с собой Егор Гайдар. В принципе у меня не было никакой предвзятости, скорее интерес. Страна в такой яме, может с этими ребятами будет легче, достало чувствовать себя одиноким робингудом... А они были только что назначены, еше даже непонятно куда. Они по определению должны быть более разумны и вменяемы, чем все остальные вокруг. А ситуация была весьма острая.

Министры финансов G7 присылали своих замов в Москву. Встреча должна была состояться завтра. А у нас тут такие перемены... Вновь назначенное российское Правительство...

С учетом того, что я работал в Комитете по оперативному управлению народным хозяйством (КОУНХ) — того, что формально заменило союзное Правительство - я, по определению, становился врагом этой новой российской гвардии, которая намеревалась насмерть стоять на защите интересов именно России.. Странно, ведь обычно я всегда выступал от имени России на всех тусовках вокруг «500 дней». Против союзных структур. Смена ролей забавляла. В то же время она могла быть продуктивной. Была и вторая линия разлома — вся гайдаровская команда была из тех, кто фактически отказался принимать участие в программе «500 дней». Из тех, кто не поддерживал ее идеи (не выступая открыто против), но при этом, конечно, был за рыночную экономику, чтобы это ни значило. Из тех, кто собирался окончательно пустить ее под откос именно сейчас, фактически командуя российским правительством. Так что и у меня был счет к ним. Но в то же время мы вроде бы одной крови. И говорим на одном языке.

 

Впрочем, "я работал в КОУНХ" - это сильно сказано. Скорее я работал от его имени. Никто не принимал меня туда на работу и должности тоже не было никакой. Не было там должностей и не до оформлений было. Просто типа помощник Г.Явлинского. Зарплату я получал по-прежнему в нашей небольшой научной организации — ЭПИцентре. И сидел все там же — в своем маленьком кабинете в здании бывшего СЭВа, в здании, где последние 5 лет перед смертью работал мой отец... Только вот оформили мне диппаспорт (не знаю, на каком основании), командировочные дали очень приятные и отели 5-звездочные. А уж как во время поездок за границу нас с Явлинским облизывали наши посольские, вообще не понимающие, что происходит в стране, которую они представляют...

 

Так как после ГКЧП никакого Правительства СССР не существовало и все члены КОУНХ были формально равны — то Г.Явлинскому отчитываться было не перед кем. Горбачев занимался политикой. Пытался собрать то, что осталось от Союза после провала ГКЧП. Да и по большому счету не интересовало никого то, чем мы с Явлинским занимались — внешние долги СССР. Все знали, что они большие и... все. И только мы знали всю правду. Только мы знали, что уже через 2 недели будет час «Х» - техническая приостановка платежей ввиду отсутствия валюты на счетах СССР. Конечно это знали и в ВЭБе, который обслуживал долги, но их никто ни о чем не спрашивал и им просто не с кем было говорить кроме нас, кроме меня... Я еженедельно получал от них распечатку вот уже пару месяцев: час «Х» стоял практически на месте и страна полным ходом приближалась к нему.

 

Фантастическая ситуация — знать, что апокалипсис приближается и бороться с ним практически в одиночку, потому, что всем вокруг на это наплевать, у всех есть дела поважнее — выбить из Минфина финансирование, а из Госплана фондирование... Супергерой среди суеты, блин. Только я не был супергероем. Также как и все, не мог видеть будущее. Не обладал суперсилами или суперзнаниями. Учился по ходу дела. Мог только пытаться сделать хоть что-то...

 

Я знал, зачем приезжают замминистры из стран G7. А вот новая гайдаровская команда не знала. И один из новых министров — Петр Авен заявил, что Россия отказывается участвовать в этих переговорах. Поэтому я поднял трубку и позвонил Константину Кагаловскому, которого знал понаслышке, с просьбой организовать встречу. Зная, что сделать это больше некому — Явлинский никогда не позвонит Гайдару. А значит все, что мы с ним делали последние пару месяцев пропадет. Все надо будет начинать заново. С осколков.

 

Успев только представится, ПА взял быка за рога:

  • Зачем вы платите? Я бы посадил тех, кто продолжает выплачивать внешний долг СССР.

Я встал (что я делаю?):

  • Сажай.

КК поймал меня за рукав:

  • Да ладно, ребят, успокойтесь, давайте поговорим. Ну, погорячились и будет...

Я на это надеялся. Ведь это ж он организовал встречу... А поговорить было надо. Вопрос не в гордости... Но восстановить некоторое равновесие в разговоре тоже было надо.

  • Хорошо, - я сел. - Объясните мне, какого черта Вы не разобравшись в ситуации делаете всякие заявления?

ПА: Какие заявления?

  • Завтра шерпы G7 собираются в Москве — вы отказываетесь участвовать.

ПА: Выплаты по внешнему долгу СССР давно надо было прекратить в одностороннем порядке. Как Аргентина.

  • И?

ПА: Что и?

  • Ты понимаешь, что за этим последует?

ПА: Да. У нас будут деньги.

  • Мы — не Аргентина. Как насчет всей совзагрансобственности? Счетов российских госбанков и внешторгов за рубежом? Совзагранбанков? Ты посчитал, сколько мы потеряем? А с учетом неясности государственного статуса — ведь все принадлежит СССР, а не ССГ или России — они ж сразу арестуют все в судебном порядке на всякий случай. Кроме посольств, конечно. И прощай собственность, обратно не получишь...

ПА: Ну, пока будут судебные процессы... Да и не пойдет Запад так откровенно против... Проглотит, как и с Аргентиной.

  • С Аргентиной все было понятно. Менялось только правительство — страна никуда не девалась. Да и вообще это — почти внутреннее дело Америки. И почему ты считаешь, что Запад не пойдет против нас? Я бы на их месте сделал это — как минимум для гарантий возврата долгов. А максимум — для нашего политического прогиба.

ПА: А ядерное оружие?

  • Да. Последний аргумент, который исправит все и всегда — это пушки... Задолжав 3 копейки, развяжем ядерную войну и решим проблему долга.

ПА: Не хрена себе, 3 копейки! А ты что предлагаешь? Россия не будет платить! У нас нет этих денег.

  • Правильно. Денег нет. Но Россия платить будет. Правда не в ближайший год. Когда-нибудь потом. Ты ведь хочешь именно этого? Ты ведь не рассчитываешь, что долг СССР куда-то может сам исчезнуть?

ПА: И как ты этого добьешься?

  • Уже.

ПА: Что уже?

  • Уже добился.

 

Тут последовала пауза. ПА и КК переглянулись. КК первый прервал молчание:

  • Рассказывай.

 

Я рассказал.

Как узнал про час «Х». Про золотой запас СССР. Как, получив справку с грифом «сов.секретно» и разрешение Горби рассекретить эти цифры, я сидел и ночью перед поездкой в Англию перебивал на компьютере эту справку и парочку приложений к ней (должно было все выглядеть очень солидно, убедительно и максимально проверяемо) — чтобы она была за подписью Явлинского, а не КГБ. Убеждая себя, что вершу добро, а не госпреступление...

Как Явлинский предъявил ее Дж.Мейджеру — премьеру Великобритании, ответственному тогда в G7 за Россию. Я присутствовал на встрече и помню как вытянулось лицо Дж.Меджера, когда он увидел цифирку, специально выделенную мной жирным шрифтом. Как в срочном порядке страны G7 собрали шерпов (зам.министров финансов, которые готовят саммит — высшую встречу в мире - встречу G7). Как мы с Явлинским дважды участвовали в этих встречах и как нам не верили, что у СССР только 200, а не 3-4 тыс. тонн золота, и что час «Х» настанет так быстро.

Что G7 имеет сегодня простой выбор — или немедленно дать нам отсрочку по выплатам или иметь дело с последствиями одностороннего отказа в выплатах по долгу СССР из-за технического дефолта. И как мы согласовали срок (который, кстати, истекает завтра): меньше было нельзя из-за процедур принятия решений в G7 (и от шока им надо было опомниться), а больше — из-за нашего часа «Х». И что мы с ВЭБом уже накидали порядок действий для принятия одностороннего решения.

И что неделю назад нас уведомили о новой встрече шерпов G7. Не объясняя зачем, но — в Москве и в последний день оговоренного срока. И с участием представителей всех республик.

  • Теперь понимаешь, зачем они приехали?

  • Ты уверен? - просто уточнил ПА.

  • Абсолютно. Они привезли отсрочку. Иначе зачем, просто пропустили бы срок, все было бы ясно. И наши руки чисты — мы их предупреждали... Приезд их в Москву — совершенно ясный жест. Санта-Клаусы, блин, с подарком. И у них будет только одно условие — солидарная ответственность всех республик по долгу СССР.

 

ПА расхохотался. Вслед за ним и КК. Я невозмутимо смотрел на этот хохот. Второй раз в жизни надо мной так откровенно хохотали, когда я говорил совершенно серьезно. Пару лет назад я предложил друзьям поехать кататься на горных лыжах в Гудаури — склон мечты в тогдашнем СССР. Ребята просто не верили, что туда можно попасть. Тогда мы все-таки попали туда. Как и в тот раз, у меня был план.

 

Я смотрел на их хохот и был уверен, что этим двоим все равно никуда не деться. Лучшего варианта нет. Но их выгоду им еще надо объяснить. Так, чтоб они поняли. И главное в этом разговоре было все еще впереди. Момент настал. Солидарная ответственность республик означала, что если СССР отказывается платить по долгу, кредиторы имею право обратить взыскание на Россию или любую другую солидарно ответственную сторону по своему выбору и в полном объеме. Это — серьезное обязательство.

 

ПА: И всего-то? И это ты дашь им завтра? Да республики никогда не пойдут на такое.

  • Конечно. Поэтому завтра шерпам надо объяснить только одно: что Россия готова подписать солидарную ответственность с СССР. Им хватит. И это объявишь им ты.

ПА: Я? Никогда! На черта вешать на Россию весь долг СССР? Пусть он пропорционально по республикам разойдется...

  • Стоп. Ты же сам сказал, что республики на такое не подпишутся.

ПА: И Россия тоже!

  • Значит остается только ядерная бомба?

 

В разговоре повисла пауза... Резкий контраст с недавним хохотом. На этот раз ее прервал я. Стал говорить тихо и проникновенно, чтобы создать впечатление, что мы в одной лодке. Хотя, честно говоря, у меня самого такого впечатления не было. Это не был разговор в одной команде. Это была жесткая дискуссия людей, уверенных каждый в своем. При том, что один — у власти (он), а второй — непонятно кто, но в любом случае свергаемый (я). Поэтому я зашел с другой стороны.

 

  • Петь, ты ж понимаешь, вопрос сам не рассосется... Даже в случае одностороннего отказа — они должны знать с кем будут иметь дело. Долг в 120 млрд.долл. не может просто провиснуть и самоликвидироваться. И все равно Россия возьмет на себя все долги, никуда не денется. Только уже после битья посуды и вынужденно. А за это цена другая... А сейчас мы делаем это сами, по своей инициативе и на своих условиях. Давай посмотрим, что будет, когда Россия подпишет солидарную с СССР ответственность. Просто совместное политическое заявление. На уровне замминистров. Тут даже твоей подписи не надо — сомневаешься, пошли кого-нибудь, назначив его замом. Вот его...

 

Я кивнул на сидящего рядом КК. Тот заметно напрягся. Я продолжил.

  • Потом уволишь за превышение...

 

КК неуверенно улыбнулся. ПА улыбался откровенно.

  • Это заявление в суд не понесешь. Просто политика. Будет время обдумать, посчитать и решить. В крайнем случае заявление всегда можно дезавуировать даже на уровне заявления Правительства. А отсрочка уже есть, действует, всех устраивает. Вот это Запад проглотит, поругавшись для формы... Нехорошо, конечно, но даже это куда лучше одностороннего прекращения платежей с неясной перспективой. Ничего кроме совместного заявления замминистров G7 и России завтра не понадобится. Ты пойми, они боятся и не понимают, что у нас происходит. Это для них хоть какая-то политическая гарантия. Без этого они никогда не объяснятся со своими конгрессами и оппозицией, зачем пошли навстречу своему старому врагу. Они меняют отсрочку на гарантии выплат — позиция, защитимая в глазах их избирателей. Они просто защитили их деньги. Без этого с ними договориться невозможно.

 

Мы помолчали.

 

ПА: А зачем мне так подставляться, если я знаю, что другие республики не возьмут свою долю долгов? Ведь фактически я повешу все долги на Россию.

  • Да. И дальше Россия заявит всему миру простую вещь: вопрос долгов СССР, долгов перед СССР и совзагрансобственности — это один вопрос.

 

ПА: Да на хрена нам эти должники? Они ничего не вернут!

  • Ну не все так плохо. Частично вернут. А остальное, - ты ж понимаешь, поставка оружия в кредит не предполагала возврата... Но даже и эти долги — это политическое влияние на третий мир. На бывших союзников. Хоть что-то — лучше, чем ничего. Собственность и должников получают и поделят те, кто подписал солидарную ответственность за долги СССР. Согласись, это справедливо. Это публичное понятная и защищаемая позиция. Иначе ты понимаешь, как затянется вопрос по собственности и сколько скандалов тут будет? Лакомые куски в центрах всех европейских столиц, Штатов...

 

ПА кивнул. Я решил дожать.

  • А еще прикинь, как Россия с 11 республиками будет делить посольства на кусочки...

 

Перспективы сохранения СССР в старом виде не было, это было ясно всем. ГКЧП разрушил все. Не было ни представительных, ни исполнительных органов СССР. КОУНХ, в котором я работал — это было не правительство, а неизвестно что. Даже мне неизвестно. Горбачев пытался заключить с республиками ССГ — Союз Суверенных Государств, оставив себя его главой. Явлинский продвигал идею экономического союза. Может быть, это все и имело перспективу, может и нет. Но позиция гайдаровского крыла была однозначна — только за Россию. Все остальные республики — нахлебники, отрезать их экономически побыстрее просто выгодно. Правда, представить себе тогда Беловежские соглашения было тоже как-то еще невозможно, поэтому мой аргумент выглядел двусмысленно...

 

  • Еще год назад в Архангельском, когда готовили «500 дней», мы весь месяц сидели и в переговорах с представителями республик на уровне зампредов правительства. Они все, как один, боятся долгов СССР как чумы. Это неприемлимый для них вопрос. Для всех. Не думаю, чтобы это за год изменилось, разве что усилилось... Они хотят начать жить с чистого листа, а не с долгов. Как Прибалты. В результате и они вздохнут свободно, и Россия получит бесспорное право на всю совзагрансобственность. Про которую они, кстати, не очень-то пока и знают...

ПА: Но на Россию возлагать все долги — это подумать с Егором надо...

  • Будет время подумать. Потом. Сейчас надо взять отсрочку, которую нам привезли... вам привезли.

 

Мы помолчали. В принципе можно было заканчивать. Я выдохся, аргументы кончились... Я ощущал себя часовым, который третьи сутки на посту и наконец-то дождался смены — хорошая она или плохая, главное, - пришла... Тем неожиданней для меня был конец разговора:

 

ПА: Знаешь, Лешь, я и не думал, что хоть кто-то тут думает об этом... а уж тем более что-то делает.

  • Я — тоже.

ПА: Иди ко мне работать...

 

Работать я к нему не пошел. Просто не перезвонил. Он мне - тоже.

 

Назавтра, на заседании шерпов в круглом зале Президент-отеля присутствовали официальные представители G7, республик и Явлинский - от СССР. И я здесь же. От России был Е.Гайдар. Были официальные напыщенные речи, под которыми скрывалась проведенная нами интрига, подавляющему большинству присутствующих неизвестная и совершенно непонятная. Скучно было ужасно.

 

Впрочем в итоге все были рады. Все получили то, что хотели. Россия подписала совместное с G7 заявление о солидарной ответственности. Выплаты по долгам СССР были отсрочены. Республики вообще радовались как дети. Они даже не представляли как выполнить указания Правительств — переложить весь долг на Россию. А тут все само получилось — и отсрочка по долгу, и вопрос о солидарной ответственности замотали, повесили на Россию. Просто праздник какой-то. Впоследствии ни одна республика так и не подписалась под солидарной ответственностью по долгам СССР и не потребовала своего куска совзагрансобственности. Спустя полгода Украина попробовала было потребовать у России что-то из собственности СССР без его долгов, но встретила полное непонимание мирового сообщества и замолчала.

 

Не знаю, все ли было сделано правильно. Можно ли было как-то иначе. Знаю только, что все получилось так, как было задумано. Просто удивительно по тем временам. Интересно как все было бы, если бы я не поднял тогда трубку и не позвонил КК...

Subscribe

Comments for this post were disabled by the author