bleis (bleis) wrote in lj_live,
bleis
bleis
lj_live

Про почту

Сегодня День почты кстати. Почту я "люблю", однозначно, что к почте я не равнодушна... Почта в России - это отдельная песня, к которой надо ноты, чтобы правильно все пропеть, иначе - беда.  Да, почтовая служба меняется немножко, но по-прежнему зарегламентирована, перегружена инструкциями и ручной работой. Хотя, кажется, ну неужели так сложно автоматизировать весь процесс, сделать его легким и доступным?
Когда мне очередные иностранцы звонят и пробуют что-то деликатно спросить про почту, понимаю, что нужна помощь, они застряли…

- Мы тут все написали по-русски, как они просили, но ОНА сердится и возвращает обратно! – Жалуется Джеймс.
Утром берем коробку и все, что надо отправить, и идем на почту. Обстановка в почтовом отделении привычная: народ не особо приветливый, слегка чувствуется нежелание делать тупую непонятную работу, положенную по инструкции. Я подхожу с распотрошенной коробкой и списком к нужному окошку и пробую выяснить, как отправить «это» в Америку так, чтобы цена отправленного не зашкаливала. Оказывается, надо отправлять по суше, а не «авиа» (у нас до сих пор отношение ко всем американцам, как к миллионерам, им даже не предлагают более дешевые варианты; хотя им часто нужны именно те варианты, что дешевле). Ура, один вопрос решили.

Второй вопрос - про содержимое. Оказывается, если у тебя в коробочке одна пара носков и кепка, то это – бандероль, а если кепки - две, то это уже посылка! И плата уже другая, почти в два раза дороже! Словами выразить, что я подумала, не получается. А ваше мнение?

Потом сидели и тупо писали, что внутри. Следующий этап – взвешивание. Каждую тряпицу вытащили и взвесили, сколько стоят носки, сколько кепки. Записали.

Следующий момент – самый умопомрачительный. Почтовый работник садится и строчит мешок на швейной машинке, а потом вручную зашивает край и ставит Сургучную Печать! Мои друзья были полны восторга: сургуч с печатью – это я вам скажу – вещь, это круто и значимо. Джеймс только подпрыгивал от восторга, повторяя в экстазе слова «Russia» и « stamp», предвкушая, сколько радости доставит такая посылка его родственникам, которые даже не подозревают о существовании сургуча. Последний этап – написание адреса на ткани, тоже эксклюзивен, но уже воспринимается не так остро. А когда все сделано, оформлено и заплачено, мы, радостные, покидаем учреждение.

Джеймс почему-то спрашивает, не общественные ли это работы – на почте? Я несколько сбиваюсь с толку, что бы это значило, а потом вспоминаю ухоженные руки с красивым кольцом у почтового служащего и весь вид женщины, явно знавшей лучшие времена, и понимаю, о чем думают сердобольные американцы. У них работа на почте автоматизирована, работают там люди без образования, без потребности к самовыражению в одежде и облике. В России все непредсказуемо, даже почтовая служба. Хотя зачастую именно по таким мелочам можно многое понять о любой стране и об отношении правительства к людям.
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author