bleis (bleis) wrote in lj_live,
bleis
bleis
lj_live

Попытаюсь сформулировать

.
Я против тиражирования образа, постов и вообще обсуждения безумной, загнанной в угол женщины-журналистки в ваших жэжэшечках. Мне больно это видеть. Я лично знаю двух мужчин, которые с ней спали (или говорят, что спали), оба мудаки и члены партии "единая россия". (Не смотря на такую аттестацию, я люблю простой человеческой любовью этих двоих: они интеллектуалы и дали мне бесконечно много на общенческом уровне. Поэтому я характеризую их без всякого гнева, это просто факты)

Мне всегда мучительно смотреть, как мужчины исходят климактерическим словесным ядом в адрес женщины, с которой делили постель. Это вообще показатель: если мужчина плохо говорит о своих бывших дамах сердца, надо бежать от него в противоположном направлении, и как можно дальше.
А я неплохо знаю обоих персонажей, преследователей горе-журналистки: они слова доброго никогда не сказали не то, что в адрес этой безумной, но и в адрес своих жён, которые рожали им детей. В адрес любовниц, к ногам которых они ещё вчера готовы были положить весь мир.
Если верить словам членов партии "единая россия" получается, что все их женщины были уродливы, злы, тупы, лживы, блядовиты, безусловно, были предательницами, но даже и такое отребье спало с ними - принцами, умницами и красавцами, исключительно за часики, машинки и колечки. Мне видится в этой парадокс.

Но вернёмся к безумной журналистке. Я всегда гордилась своим дневничком в том смысле, что не мозолила вам глаза многочисленными тестами "какой ты эльф", не подхватывала к обсуждению актуальные новости, поветрия, сплетни и вообще, как охарактеризовала мой журнал одна бойкая френдица "работала на вечность". Но сегодня сорвусь, сойду с выбранного пути.

Когда я захожу в дневник к журналистке, я тоже ужасаюсь, как и вы. Я жалею её за срезанную резьбу, считаю неподходящей такую непримиримость (в её-то годы!), меня бесят быдловатость и понт, но одну её претензию миру я понять могу, это претензия к мужчинам "своего круга".

Сейчас поясню.
Как вам хорошо известно, я росла в заводском квартале. Многие мои одноклассники, дворовые и районные друзья пошли в ПТУ. Стали печатниками, поварами, слесарями - то самое "рабочее быдло". Некоторые спились, кое-кто сидит, не из близких знакомых, но сидит. Короче, "чернь", если пользоваться ярлыками с рабочего стола всё той же безумной журналистки.
Но у этих людей,-чорт его знает откуда,- есть определённые представления, не выветрившиеся с годами.
Если мальчик, который за мной ухаживал, в присутствии моего одноклассника Ромки, с которым мы даже не дружили, сказал бы, что я выёбистая, много мнящая о себе овца, Ромка сказал бы "да, чувак, как ты вообще сдюжил три месяца! В Оличь столько гонора, я от неё иногда тупо устаю уже ко второму уроку".
Но если бы тот же мальчик сказал, что я давалка, или блядушка, или жопа у меня толстая, он получил бы от Ромы с ноги в челюсть, и знал бы, что характерно, за что получил!

То есть можно обсуждать характер, поступки, ржать над какой-то отмоченной бредовой нелепостью, но обсуждать физические недостатки девушки или вешать на неё убивающие женщину определения - нельзя. Это подло, это низко, за это бьют. Сплетничать вообще не по-мужски. "Пацаны с района этого не одобряют".

Так же это работает и у меня. Спустя время, вытрезвившись, я могу сказать, что этот мой мужчина вёл себя непорядочно, этот был трусом, а этот врал так, что до сих пор уши болят, - но, во-первых, я всегда виню себя, что пропустила эти симпотомы, во-вторых, мой беспощадный злой язычок никогда не позволил себе определений: "у него хуй умещался в спичечную коробку", "он хрюкал, когда кончал". Или подробности: "просыпаюсь, а он танцует перед зекалом, голый, зажав всё своё в горстях. Любуется собой".

Ну любила же я и этот хуй, и эти танцы, и секс "год молимся, чтобы на часик встал". И эти пузики, и эти вторые подбородки, и странные ужимки, - это же мой выбор был. Я любила этих людей, мне никто не виноват! И сейчас люблю в них тот факт, что я их любила, и что это было красиво, даже когда объективно всё было некрасиво. И так говорить нельзя. Про характер можно, а про хуй и всё остальное - нет. Меня бы "пацаны с района" перестали уважать, я сама себя перестала бы уважать.

Я так подробно всё это экспонирую, чтобы подобраться к главному. К разочарованию всей моей жизни (и к разочарованию безумной журналистки, видимо, тоже). Логично было предполагать в шестнадцать, двадцать и даже двадцать пять, что если "чернь", если уличные герои с заводского квартала, если "низы" обладают таким набором представлений - что позволительно, а что нет настоящему мужику, -  то как же охуенно там, выше!

Если будущие слесарь и переплётчик ведут себя так, если их опции-базовые, то каким же прекрасным набором душевных качеств обладает какой-нибудь условный Ушанский, гениальный поэт Буков или писатель Бредодикий. Какой рыцарь, наверняка, вот этот журналист, а ещё вот этот гуманист, да и каждый второй выдвиженец партии "единая россия" тоже! Так действительно всем  нам кажется, так они себя презентуют, и в этом их талант.

Но, девачьки(с), забудьте. Отвечать за слова, оценивать свои поступки, иметь критику к себе, вести себя по-мужски - это мало применимо к интеллектуальной и социальной элите. Есть и там отличные, неиспорченные люди, похожие на мужчин в нашем с вами представлении, но они также редки, как слесари с международным именем. Каждому классу - своё.
Это больно, но надо отдавать себе отчёт, что человек редко может добиться каких-то высот, если он не имеет гибкую психику (женскую, как её обывательски называют), лабильную совесть, изменчивые и успешно приспособляемые ко всяким обстоятельствам моральные принципы. Это не плохо, и не хорошо, это так. Я вам говорю об этом без ноты горечи или гнева.
И это применимо ко всем сферам жизни относительно ситуации "верх-низ". Я встречала врачей, которые не берут взятки. Которые под страхом увольнения отказываются продвигать препараты медкорпораций, если препараты хуёвые. Но я не встречала таких глав.врачей, их не существует в природе!
Порядочным врачом могут гордиться в больнице или поликлинике, к нему могут идти толпы, как к чудотворной иконе, его может беречь начальство и предъявлять комиссиям, как рекламный проспект, но он ни-ког-да не станет глав.врачом. На этой должности просто должны быть люди с другим набором качеств.

Поэтому бегать по залу, заглядывая в глаза мужикам одетым в Cavalli, и требовать от них, чтобы они тебя защитили, брызгать в их адрес слюной и ядом, глупо со стороны этой журналистки. Как можно требовать мужского поступка от человека с женским типом мозговой и душевной организации?! Не надо таблички отсюда перевинчивать туда. Поэтому-то журналистка и безумная, потому и сошла с резьбы. Хули лезть в серпентарий со своими детскими представлениями об уличных героях!

Мне повезло больше, для меня чернь - вовсе не чернь, а низы таковыми не являются. Все мои друзья, почти все они - родом из моего детства. Все они - уличные герои. Они очень умны, начитанны, и да, некоторые работают за зарплату в сорок тыщ.
Я люблю их, они меня ни разу не подвели за пятнадцать-двадцать лет. У меня нет к ним ни одной претензии, ни одного чека к оплате. Сколько бы я ни росла в смысле социальном, я никогда от них не открещивалась, не отказывалась, не забывала. Поэтому я в гармонии с собой, и на всю голову здоровая, а журналистка в раздрае, и на всю голову больная. И на неё, бедненькую, охотятся по всему интернету, как шакалы за издыхающей дичью, её же бывшие мужики, мало чем отличающиеся по поведению от климактерического бабья.
Не они такие, среда такая. Понятно ли излагаю?
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author