Юрий Половников (polo79) wrote in lj_live,
Юрий Половников
polo79
lj_live

Об отборе детей в государственных целях

Началось всё с прокола пермских компрачикосов, которые в августе этого года разместили в публичном доступе вакансию охотника за детьми:
«Работа для студентов: специалист по выявлению семей, находящихся в социально опасном положении. График работы – свободый, оплата сдельная. За семью, где ребенок до 7 лет – 430 руб. За семью, где ребёнок после 7 лет – 350 руб».
Краткое расследование показало, что это, к сожалению, не фейк. Само собой, Живой Журнал встревожился, блоггеры начали просить Чиркунова разъяснить ситуацию, и Чиркунов, в итоге, принял решение пригласить блоггеров в Пермь, чтобы они на месте убедились в хорошей работе социальных служб. Приглашение было принято, и встречи блоггеров с чиновниками проходили с 27 по 30 сентября.


fritzmorgen
Конкретно с губернатором Чиркуновым встреча прошла 27 сентября. Из-за несогласованности графиков лично я на ней не присутствовал, однако у меня есть видео с этой встречи. Процитирую с сокращениями кусочек беседы.

«Чиркунов: Мы понимаем, что у всего, что ты делаешь, есть отдалённые последствия. Порой, совсем не те, которые ты ожидал. Мы изначально пошли по пути усыновления. У нас шесть лет назад было 53 детских дома, сейчас осталось 15 детских домов. Мы усыновляем больше других.

Пермский блоггер: Мы боимся, что будет поставлен план по усыновлениям, который приведёт к тому, что чиновники будут изымать всех подряд, лишь бы этот план выполнить.

Чиркунов: Фокус заключается в том, что за разные этапы отвечают разные люди. За выявление отвечают одни. И мы обязаны настроить их на максимум, иначе они выявлять не будут. Принимают решение и встают в оппозицию к ним — другие. И это должны быть те люди, для которых признание, что эта семья асоциальная говорит о плохом качестве какой-то другой их работы. Принимают решение те, кто, в общем, должны отвечать за благополучие.

Следующая развязка — есть люди, которые занимаются реабилитацией, а есть те, кто принимают их работу. И всегда какие-то противоречия находятся…

…Я думаю, что в любой ситуации, если где-то родители будут биться у нас за своего ребёнка, даже если это какая-то асоциальная семья, мы должны будем ещё раз как следует подумать. Но! Если нет угрозы жизни и здоровью».

Что видно из этих слов Чиркунова?

Видно, что губернатор является сторонником западной системы работы с детьми. При которой, с одной стороны, детских домов не существует в принципе (и это хорошо), с другой стороны — чиновники имеют полную власть забрать себе любого понравившегося им ребёнка.

Рассуждения про «состязательность» и «конкуренцию» между чиновниками — это, само собой, только мечты. Чтобы далеко не ходить за примерами, процитирую слова руководителя реабилитационного центра, который мы посетили тридцатого числа:

«У нас не может быть бюрократического подхода, так как у нас дети. Мы работаем в тесной связке с прокуратурой, ОДН, службой опеки и милицией. И если ради ребёнка нужно нарушить закон — мы идём на это нарушение».

Понимаете идею? Если какая-нибудь сотрудница опеки решит, что ребёнку в семье плохо и надо его забрать у родителей, никто её проверять не будет. Прокуратура и милиция, не размышляя, поддержит отобрание. Детозащитники работают в единой команде: чиновник чиновнику глаз не выклюет.

Разумеется, всё это будет проходить под флагом защиты интересов самого ребёнка, однако суть от этого не изменится. У чиновников есть власть забирать из семьи кого угодно полностью по своему усмотрению. Ведь какую-нибудь «угрозу здоровью» можно найти в абсолютно любой семье, а от необходимости доказывать в суде, что ребёнку и в самом деле угрожает реальная опасность, чиновник, фактически, избавлен.

Когда я беседовал 29-го числа с начальником управления по вопросам семейной и детской политики, я задал прямой вопрос: как семья защищена от коррумпированного чиновника из службы опеки.

В ответ на свой вопрос я получил жизнерадостный смех и рассуждения в ключе «коррумпированным сотрудник службы опеки быть не может в принципе. Если семья признана социально опасной, значит в ней есть какие-то проблемы».

Задал я тогда и второй традиционный вопрос — был ли хотя бы раз наказан хоть кто-нибудь из чиновников за неправомерный отбор ребёнка. Получил вполне ожидаемый ответ — нет, таких случаев не было…

Закончу обзор позиции властей Пермского края реакцией Чиркунова на ролик про «Настоящую милицию» (ссылка на ролик). Кто не смотрел: на этом видео женщины-милиционеры внаглую забрали новорождённого ребёнка у нормальной мамы, приказав ей на прощание устроиться на работу и приходить за ребёнком через полгода. Ребёнку, на минуточку, 21 день.

Чиркунов ролик на встрече посмотрел, и его реакция была следующей:

«В этой конкретной ситуации, как на это смотреть. Снят ролик, конечно, бездарно. Но на секунду представьте, что эта мамаша сама, вполне возможно, не просыхает от употребления алкоголя. Другая будет ситуация? Снято плохо, материал плохой. Но если бы вы там были на месте, вполне возможно, ваша позиция была бы другой… Проблемы в той семье явно существуют».

Переводя на русский язык, это не чиновникам надо доказывать, что мать пьёт. Это матери ребёнка надо доказывать, что она может о ребёнке заботиться. Если у тебя ребёнка забрала милиция, значит на то были веские причины, и значит это тебе надо доказывать, что ты можешь о ребёнке заботиться. Презумпция виновности во всей красе.

Кстати, обратите внимание на слово «мамаша». На протяжении всего визита в Пермь меня коробило это слово, постоянно звучащее из уст чиновников. С одной стороны, конечно, это пустяк. С другой стороны — слово «мамаша» хорошо показывает отношение чиновников к обычным родителям. Обычный родитель — это, с их точки зрения, бестолковая, регулярно выпивающая «мамаша», за которой надо тщательно следить, чтобы она не сделала что-нибудь со своим чадом.

Надо отметить, что ровно такой же подход к «защите» детей мы видим и на Западе. Сотрудникам опеки поступает — неважно откуда — сигнал. Если они считают этот сигнал достаточно убедительным, им не надо ничего никому доказывать. Они банально изымают ребёнка из семьи, если надо — при помощи полиции. Право ребёнка иметь родителей при этом игнорируется полностью. И только исключительные обстоятельства, типа огласки на всю страну и вмешательства политиков высокого ранга, могут заставить компрачикосов вернуть отобранного ребёнка родителям.

То же самое мы видим сейчас и в России.

Власти Пермского края полностью и безоговорочно доверяют чиновникам судьбы детей. Чиновники не ошибаются, чиновники не берут взяток, чиновники никогда ни с кем не ссорятся, не привносят в свою работу эмоций и не стремятся выполнить план ценой чужих судеб. Поэтому если чиновник решил, что ребёнок в опасности — значит, обсуждать тут нечего — так оно и есть.

Лично меня такая позиция не устраивает совершенно.

Я считаю, что у ребёнка есть право жить в семье, с родителями. И для нарушения этого права категорически недостаточно внутреннего убеждения низкооплачиваемой социальной работницы, которая по какой-то причине возомнила себя избранницей Б-га и вершительницей судеб человеческих.

melbu
Тем не менее, а на чьё бабло должны содержаться детоубежища?

Если на бабло г-ва, то персонал заведения будет не заинтересован принимать детей. Что плохо.
Если на бобло благотворительных обществ, то детоубежище превратится в коммерческую структуру, заинтересованную в том, чтобы задерживать там ребенка на максимально возможное время и запоздать "дело" там, где его нет. Что опять плохо.
Есть две крайности отношения к труду: социалистическая и капиталистическая.
Социалистическая, с "государственными психологами" будет отличаться пофигистическим отношением к судьбе ребенка. Основная мотивация персонала - как бы не перетрудиться. В подавляющем большинстве случаев ребенок будет сразу передан родителям извергам. Ну и естественно, чтобы найти местоположение подобного центра ребенку надо будет изрядно постараться. Короче, социализм - нихрена нет, везде только очереди, лозунги и приписки.

Другая крайность капиталистическая. Здесь благородная деятельность по защите детей вознаграждается звонкой монетой, что хорошо. Но в этом варианте весьма вероятны (99,9%) перегибы в другую сторону. Будет существовать прямая заинтересованность приюта в росте количества обиженных детишек и родителей - демонов.

Короче, детоубежища это тупиковый путь, который может быть красив только на бумаге.
Я не знаю, может на вашей скромной планете разумных решений не существует, а на Земле есть замечательное решение - смериться с тем что один ребенок на сотню тысяч будет становится жертвой преступных действий собственных родителей. Признать, что остальные 99 999 родителей без чей либо поддержки и контроля разберутся с тем, как надо обращаться с собственными детьми.
Это просто и естественно. В других сферах это принимается нормальными людьми совершенно нормально.
К примеру тема жертв автокатастроф. 30 000 невинных жизней в год это много. А 15 000 трупов в год это, безусловно, меньше, а значит лучше. Но никто же не скажет во всеуслышание, что 15 000 невинных жертв в год это хорошо или хотя бы приемлемо. Нормальный человек понимает, что пока существует автотранспорт будут трупы на дорогах. Чтобы искоренить травматизм на дорогах придется искоренить автотранспорт. Но без автотранспорта мы сейчас не можем, поэтому де-факто вынуждены мериться с жертвами. Следовательно, пока мы себя воспроизводим, придется мериться с тем, что будут родители-уроды. А значит нет никакого смысла тиранить всех ради одного на сто тысяч.
Оставим как единственно пригодный вариант финансового мотивирования из государственных и обязательно независимых источников. Тогда первым делом будет будет ударная рекламная компания между конкурирующими убежищами:
"Если вас отругали за двойку - бегите к нам"
"Да что за двойку, если вас заставляют делать домашку - бегите к нам"
"Домашка, это за гранью добра и зла. У нас примут тебя, если даже твои бесчувственные родители просто не покупают тебе новую игру для PSP."

К стати, немного не в тему, в Калифорнии при бракоразводных процессах ситуации, когда супруг воспрепятствовал жене в покупке барахлишка, трактуются как тирания супругом супруги. Идиотизму не будет предела, если ему дать волю.

Ну так вот. Короче будут предприниматься любые хитрости, чтобы заманить ребенка в убежище. А там будут сидеть продвинутые люди, основным видом деятельности которых будет раздувание мух до размеров слонов.

Любое доброе дело, спущенное сверху как акт социальной поддержки, рано или поздно примет вид болячки. Вопрос сведется к тому, как будет протекать болезнь, в острой форме (поболит и отомрёт), или затянется в хроническую.

fox-warlock
Ни в коем случае не защищаю нажу систему опеки, но...

Вот, кстати с тех пор как прочёл у вас про эту идею, мучает вопрос - разве можно МАЛЕНЬКОМУ ребёнку давать право уйти на улицу?

Я в своё время кучу историй прочёл о том как уже почти взрослые (15-17 лет) люди совершали вещи вообще за гранью логики и мыслительных процессов - давились-травились-резались желая попугать (!) отругавших их родителей, да не рассчитывали силу и в результате "пугалка" оборачивалась могилкой.

Если у нас подростки настолько не дружат с головой, что говорить о ещё менее умственно развитых молодых детях?

Полуторагодовалого малыша отругали за драку/какое-то другое безобразие - он обиделся-ушёл-сдох. Две пятилетние девочки поссорились - одна из них решила, что жить с "этой дурой" не будет - ушла - пропала.

И так далее. Дети ведь склонны любую обиду воспринимать как конец света. Если они будут вольны уходить из убежищ - это же будет лавина бегунов из-за лишней ложки каши. А на улице им не выжить, пардон, и пары часов - выбежали на дорогу не зная про светофор - и всё.

kinshiroi
1. На диалог власти идут.
2. Количество детских домов сокращают.
3. Игровая зависимость - не такая уж и безобидная вещь. У моей дочери подруга была интересным человеком,но начала играть по сети. Про учебу я ничего не говорю. Другой пример.
Я, моя дочка и ее подруга поехали отдыхать на весенние каникулы. Все интересно, экскурсии, новые впечатления, девочка эта все время переживала, что не может пойти в "рейд", была нервной и, я бы сказала, агрессивной. Под конец отдыха это прошло. Летом же эта девочка отказалась лететь отдыхать на море, все из-за этой игры он-лайн. Чтобы рейды не пропускать. Отец запретил ей пользоваться интернетом, в результате. Сейчас она, хотя бы, в кино ходить снова начала.
Еще пример. Одноклассник дочери. Он благодарен сейчас родителям, что те отрубили ему сеть, тоже был "потерянный" человек. И кучу денег в сети просаживал, хотя другой одноклассник моей дочери в сети их целенаправленно зарабатывает, продавая своих «героев» и их обмундирование.
4. То, что телефон есть, по которому могут пожаловаться дети, это хорошо. А вот правдивость жалоб надо проверять. Дети очень часто выдумывают. Особенно в возрасте 6 лет, это, кстати, говорит об их готовности к школе. Когда они начинают "байки" рассказывать. Это - не вранье, а именно выдумывание. За это нельзя наказывать.

Аноним
Переводя на русский язык, это не чиновникам надо доказывать, что мать пьёт. Это матери ребёнка надо доказывать, что она может о ребёнке заботиться. Если у тебя ребёнка забрала милиция, значит на то были веские причины, и значит это тебе надо доказывать, что ты можешь о ребёнке заботиться. Презумпция виновности во всей красе.>

И тогда их начнут убивать, Фриц.
Достаточно одного случая убийства, и всё покатится как снежный ком: сколько бы не "дали" за убийство дурака-соцработника, сопровождаемого дураками-милиционерами.

И, как бы не пытались запугать родителей. Убивать всё равно будут.

Например. Отслеживая дурака от места работы. И - дождавшись в "тёмном переулке".

Так что - жизнерадостный смех: зря.

Вот, так-то. А ещё: перестанут рожать. И, надежды, что за счёт детдомовских идиотов какие-то безмозглые, но богатые хари пополнят штаты рабочих-птушников на своих заводах-фабриках: ПШИК!!!

fatheralex
За сто дней работы Уполномоченного в Новгородской области на 9% уменьшилось количество правонарушений против детей

http://www.velikiynovgorod.ru/news/04-10-2010.htm?26381

"...Однако, по российским данным, такое насилие считают нормальным около 90% родителей, а 25% семей применяют эти методы. В соответствии с Конвенцией о правах ребенка, ратифицированной Российской Федерацией уже 15 лет, каждый четвертый из родителей, проживающих в России, при эффективной работе органов опеки, должен был быть привлечен к ответственности..."

kassidi
Кстати же, в американской юридической практике по искуственно созданному набору дел по "сексуальному насилию над детьми", широко известно то, что психологи и социальные работники "имплантируют" детям т.н. "ложную память". Если в течение месяца в приюте с 5-7 летним ребенком каждый день говорит психолог, о разном, о детском, попутно объясняя ему ненавязчиво, как его родители изнасиловали или избили так, что он попал в больницу - через месяц ребенок будет уверенно об этом "помнить". Потому что дети, увы, не слишком хорошо различают собственную и "привнесенную" память.

nhar
Обычный родитель — это, с их точки зрения, бестолковая, регулярно выпивающая «мамаша», за которой надо тщательно следить, чтобы она не сделала что-нибудь со своим чадом.

Увы, зачастую так и есть. Даже на улице обращение некоторых матерей со своими детьми вызывает у меня культурный шок; можно предположить, как они ведут себя дома.

Считаю, эту область давно пора начать серьёзно регулировать. Хотя разумеется следует приложить все усилия, чтобы избежать перегибов на местах, и забирать детей из семьи только в самых исключительных случаях.

wellchetalma
Выявляющие естественно настроены на максимум. То есть, проверке и подозрению подвергаются все поголовно. Родили ребенка - уже на подозрении. Детскую медсестру и педиатра встречать на пороге собственной квартиры надо добровольно, охотно дарить шоколадки, коробки конфет и с готовностью по первому требованию тащить чадо на любые прививки и процедуры, которые назначат. Иначе очень велики шансы попасть в список асоциальных личностей. Со всеми вытекающими последствиями.

Лично мы попали в список не через медицинские учреждения, но это отдельная длинная-предлинная история, важно то, что попали. То бишь, нас выявили. Еще до момента рождения ребенка. А уж когда сын родился, начались бесконечные визиты из самых разных инстанций. Их много, и они все разные, но все нацелены на результат. Понятно на какой.

В один из визитов дам из центра социальной реабилитации состоялся следующий диалог.
- Что, опять "соседка" кляузу написала?
- Нет, на этот раз начмед из детской поликлиники. Вот у меня даже в журнальчике соответствующая запись (Пальцем в тетрадку, фамилию неразборчиво себе под нос, основания, типа, сообщила). На вас жалоба, что мамаша отказывается от прививок. Будем ставить вопрос....
- Какой нафиг отказывается? Все прививки сделаны, чего еще вколоть? У меня прививочный сертификат и медицинская карточка на руках, могу продемонстрировать.
- Не-не-не, ничего мне демонстрировать не надо, я все равно не знаю, какие прививки им там в этом возрасте надо колоть, это во-первых, а во-вторых, кому я должна верить? Вам, или квалифицированному специалисту, который в этом разбирается? Так что Вы мне свою филькину грамоту даже не суйте...

А как же так получилось, что к нам имеются некие претензии по медицинской части? А очень просто. Органы опеки и до этого несколько раз посылали запрос в детскую поликлинику о целесообразности изъятия ребенка по медицинским показаниям, прибегала медсестра, и писала отчет в нашу карточку и для органов. К ее чести отмечу, что ни копейки денег она с нас ни разу не взяла, и всегда писала очень положительные, местами даже приукрашенные, характеристики. За что ей огромное спасибо.
Так откуда взялась кляуза от начмеда на отказ прививаться? А с потолка она взялась. Все документы я держу на руках, в поликлинике они не хранятся. И информацию было взять просто неоткуда. Но раз опека прислала запрос, значит виноваты, а в чем виноваты начмед уже на ходу сочинила. Какая разница, что там на самом деле, на подозрении - значит виновны.

Вот так вот они встают друг другу в оппозицию. Полагаю, что ситуация более чем типичная. И нам пришлось поступить типичным для подобных ситуаций образом: после очередного звонка из соответствующих структур (даже не знаю точно кто и откуда, у них представляться не принято) с уже ставшим традиционным предложением "Лучше подпишите заявление о передаче в дом ребенка добровольно, все равно мы его у вас изымем", ребенок был вывезен в неизвестном направлении.
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author