Юрий Половников (polo79) wrote in lj_live,
Юрий Половников
polo79
lj_live

Шаманское-2



Впрочем, как и сантехники, шаманы бывают разные. 

Следующим номером программы я познакомилась с Х. и У. на шаманской сходке по случаю на священной горе возле Улан Батора.  Крепкие ребятки в районе 30ти, Х. и У. работают в штабе местной авиалинии, ездят на джипах, любят водку не только для шаманского разгона, а и так – с пацанами... Шаманами стали из побуждений национально-патриотических: сохраняют традиции, собираются по субботам на ближайшей горе, чтобы отдать должное духам местности, а также волонтирят по линии искоренения псевдо-шаманов, занимающихся поборами с населения под предлогом лечения. (Настоящий шаман не должен назначать цену вопроса и вообще просить деньги – согласно древней традиции пациент оставляет столько, сколько может). Эти двое пациентами как таковыми не занимаются и вообще за шаманство денег не берут – зарабатывают в других местах. Но если узнают про шаманов-вымогателей - наносят организованный визит, под знаменем аутентичности монгольского шаманизма. Как наказывают, умолчали. Надеюсь, забубнивают лжешамана до смерти, а не сапогами по харе, хотя лица такие, что всякое может быть.

Мордатый шаман Х. – вылитый портрет Чингис-Хана.    Искусно гнет бровь и свою линию: выждав для приличия пять минут после знакомства, похлопал широкой ладонью по одеялу возле себя в юрте – мол,

иди-ка сюда поближе, девочка. Тут Петрович понял, что в его лице пронзительный Х. видит не этнографа, а скорее хрустящего поросенка с яблочком во рту – украшение к столу. До обеда Петровичу пообещали разрешить сьемку предстоящей церемонии на священной горе, и теперь он прикидывал, насколько низко придется пасть за потенциальные кадры. Нехотя, Петрович подсел на расстоянии вытянутой руки от мордатого Х.   После третьей рюмки и пяти минут кормления Петровича мясом с лезвия своего ножа, мордатый Х. откровенно предупредил: «Ты мне нравишься. А вообще-то я бандит...» и положил Петровичу голову на колени. «Ахуеть», честно продумал Петрович и под предлогом замены батареек свалил по периметру.

Гораздо более интеллигентный шаман У. сразу рассказал Петровичу на хорошем русском про учебу в Ленинградском институте, лучшего друга Сашку (Сашка, У. тебя до сих пор помнит, но в Ленинград не приедет. Прости!) и почти невесту Светлану, плакавшую хрустальными слезами с кулак, когда У. не выдержал и вернулся в Монголию.  Историю про Светлану и Сашку попавшийся в ловушку Петрович послушал за долгий обед раз 5. После каждой 3й рюмки память шамана У. обнулялась, а у Петровича, в силу исторических предпосылок - нет.   Но терпеливый Петрович кивал как заведенный, и на Сашку, и на Светлану, дожидаясь эксклюзива. 

Наконец, выпив и закусив, делегация отправились на священную гору тусовать с духами местности. Разлили водки и молока в плошки, насыпали на коврики конфет и бубликов, одели маски, слепили из пепла, землицы и муки человечков-вуду, разожгли костер и забубнили. Звук бубна указывает дорогу между звездами, говорят шаманы, и от их групповой игры вдруг перестали шуметь деревья, стих ветер, и заколдобился Петрович.  Потом ели горящие ветки из костра, потом кидали в воздух конфеты и лили молоко для духов, потом присыпали горячим еще пеплом одухотворенные лица , а потом Петрович обнаружил, что звуки бубна не записываются электронными средствами. (Позже это подтвердили и шаманы – говорят, к ним  японцы приезжали с навороченной аппаратурой, и те не смогли.) Вживую звук бубна вибрирует и проходит через твое мясо и кости  насквозь, но при записи слышна только внешняя оболочка звука.   «Хххх», подумал неприличными словами Петрович, которому предстояла ночь в лагере с пьяными шаманами. 

В лагере ждал большой костер, кастрюли супа в исполнении женской группы поддержки, и пару ящиков крышесносительной монгольской водки. «Хххххх ххх ххххх!» - ласково подумал Петрович, окинув взглядом тесную поляну. Темнело стремительно и беспощадно. Компания сплотилась вокруг костра: разразилось караоке на ядерной смеси русского и монгольского. Петрович снова не смог отказаться (как в страшном кошмаре), и закусив удела, выдал свой коронный номер про «Там вдали за рекой». Куплеты местами застревали в пересохшем горле - бешеный взгляд Х. сквозь сполохи огня придавал вечеру тревожную окраску.  

К счастью, душеспасительная монгольская водка победила шамана-гангстера задолго до полуночи, а может это духи местности проявили милость свыше, и спасенный Петрович благополучно затих под одеялом в дружественной юрте, мысленно коря себя за неуемную страсть к собиранию историй где попало.








Subscribe

Comments for this post were disabled by the author