Юрий Половников (polo79) wrote in lj_live,
Юрий Половников
polo79
lj_live

  • Mood:
  • Music:

Одноразовая душевность


Посмотреть на Яндекс.Фотках
В который раз убедился, что понять логику хоть киноакадемиков, хоть жюри больших фестивалей порой непросто. Про то, что «Душевная кухня» Фатиха Акина получила в прошлом году специальный приз Венецианского кинофестиваля, я слышал давно, да все как-то не случалось посмотреть ленту, столь восхитившую киноведов.
После просмотра же осталось четкое впечатление, что приз был ничем иным, как данью политкорректности и толерантности, поскольку главные герои – эмигранты, к тому же один сидит, другой из сил выбивается, чтобы все было как у людей, кругом вьются непризнанные музыканты, повара и иной «творческий» люд. А вокруг злобные власти вкупе с капиталистами только ищут повод, чтобы обидеть беззащитных греков. Иначе просто непонятно, что же такого особенного в склеенном из штампов фильме.
Первые кадры – конечно же, снятый крупным планом процесс приготовления блюд, а чего же вы еще хотели, фильм-то крутится вокруг ресторанчика. Оператор вообще зрителя решил не баловать – круговые объезды, непонятные наезды, «рваные» кадры, дрожащая камера, коллажи… Смотрите, как мы умеем. И еще раз крупно процесс приготовления – вначале-то была забегаловка, а потом уж авторская кухня, как же такую красоту не приблизить к зрителю? А уж если снимаем ночной клуб – непременно все будет синим.
Ну ладно оператор, но ведь и сценарий прямой, как немецкая дорога, построенная турецкими строителями, а герои картонные. Бог с ней, с главной сюжетной линией – понятно, что ресторанчик еле сводит концы с концами, потом становится все хуже и хуже, но благодаря трудолюбию и известной доле везения у положительных героев и ограниченности отрицательных в конце-концов все будет просто замечательно. Мало ли неплохих, а то и замечательных фильмов построено на таком прямолинейном сюжете? Но здесь буквально вся лента соткана из таких параллельных незатейливых прямых.
Если брату нужно досрочное освобождение, то конечно же, главный герой не устоит и даст ему работу. А тот, неблагодарный балбес, едва получив в свои руки возможность управлять рестораном, немедленно его проиграет в карты. Но потом, конечно, с помощью дружков-уркаганов все исправит. А как же, не обязательно уголовники – плохие ребята, это с какой точки зрения посмотреть, украсть у негодяя документы, чтобы он не увел ресторан – это, в общем-то, и не преступление.
Герой, конечно же, разрывается между работой и личной жизнью, которая сильно страдает из-за работы. Девушка улетает на другой конец света, а он не может бросить ресторан, и общение по Интернету ничего заменить не может, а тут еще и со здоровьем проблемы, и она его забывает, а когда он к ней, наконец, собирается, та, само собой, иначе какое кино, идет ему навстречу по аэропорту с азиатским другом. Правда, когда героя совсем прижали, за деньгами он все равно пришел к ней. И она ему дала! Денег, денег конечно. И даже извинилась. А на эти случайные капиталы он спас-таки свой ресторан. Чудо, чудо!
От этих всех переживаний герой, понятно, тяжко заболевает, а страховки-то у него нет, безжалостная капиталистическая медицина выносит ему приговор. И тут подворачивается знакомая массажистка, которая приводит скрюченного ресторатора к костоправу (не только у нас народные целители процветают). Который оказывается… турком. И этот турок спасает грека! Почувствуйте весь драматизм ситуации. Ну а массажистка, куда ей деваться, конечно становится новой любовью главного героя. Чудо, чудо!
Можно еще поговорить про официантку-интеллектуалку, непризнанного шеф-повара, который превращает с помощью таких же непризнанных музыкантов эту забегаловку в первоклассный ресторан, подлеца-одноклассника (конечно же, немца, разве могут быть гастрабайтеры подлецами?), наезды властей (любителями поговорить о полной демократии стоит посмотреть), но, честное слово, я уже устал перечислять эти штампы.
Про что-то я забыл… Ах да, актеры. В основном – средние. Самое большое разочарование – Мориц Бляйбтрой. Такое впечатление, что уже который фильм он играет одного и того же героя. Единственный более-менее живой персонаж – шеф-повар (Бироль Юнель), но он ленту не спасает.
Резюмирую: фильм – душевный. Посмотреть его один раз – вполне можно. Но вот что в нем выдающегося в кинематографическом плане нашло жюри Венецианского фестиваля – не знаю.
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author