bokitko_sofia (bokitko_sofia) wrote in lj_live,
bokitko_sofia
bokitko_sofia
lj_live

  • Mood:

Ржавый клинок.


В историческом музее Рёзэн среди экспонатов эпохи Бакуматсу представлены и разные мечи. Все они лежат на гладком шелке или на специальных подставках под портретами тех, кому принадлежали когда-то или тех, кому помогли покинуть этот мир. Лукавые зайчики играют в догонялки на невозмутимых бритвенно-острых лезвиях и посетители любуются своими отражениями в отполированных клинках.

И только один меч мрачно темнеет на белом шелке постамента в отдельном ящике бронированного стекла...

 ...Холодным вечером середины ноября 3-го года эры Кеио Сакамото Рёма с другом и соратником Накаока Шинтаро и слугой Ямада Токичи (山田 藤吉), бывшим сумоистом, сидели в лавке соевого соуса "Оми-я" в старом центре Киото, недалеко от пересечения улиц Каварамачи и Санджё. 
  
С нонешним хозяином лавки, своим ровесником Игучи Шинсукэ (井口新助), который сочувствовал и всячески помогал роялистам-патриотам, Рёма был давно и хорошо знаком. А в этот раз вынужден был воспользоваться гостеприимством Игучи после того, как товарищи рекомендовали ему покинуть предыдущую конспиративную явку в уксусной лавке из-за повышенного внимания к этой лавке со стороны Шинсэнгуми.  
  
Накануне Рёма простудился и хозяин предложил ему пребраться в более теплую комнату на втором этаже. Днем к Рёме зашел Накаока Шинтаро, да так и остался обсуждать всякие текущие проблемы.  
Около шести часов вечера с известиями из Тосы к друзьям заглянул Окамото Кэнзабуро (岡本健三郎), за которым увязался молодой Кикуя Минэкичи (菊屋峰吉), сын книготорговца. Все четверо сидели в комнате, освещенной единственной лампой-андоном, около теплого переносного очага-хибачи и разговаривали на разные темы, связанные с переустройством Японии. Рёма кутался в одеяло и прихлебывал горячий чай.  
  
В восемь Рёма вдруг сказал: "Хочу есть, шямо хочу". ("Шямо" - сорт курятины, шашлык-якитори из которой отличается особым вкусом). Минэкичи вызвался сбегать в расположенную неподалеку лавку, где продавали шямо на вынос. А Окамото Кэнзабуро решил, что пойдет ужинать к товарищам в представительство Тосы. 
Сакамото и Накаока затеяли жаркий спор, а слуга Рёмы, Токичи, сидел внизу и развлекался выстругиванием зубочисток.  
 
Минэкичи и Окамото вышли из "Оми-я" вместе, но на улице пошли в разные стороны. Окамото неторопливо направился в сторону представительства Тосы, а Минэкичи побежал в известную ему лавку за курятиной. 
В лавке знакомый хозяин подробно обсудил с парнем что именно и как надо приготовить и минут через двадцать заказ был готов. Минэкичи подхватил коробку с горячими якитори и пошел обратно в "Оми-я". 
   
Задняя дверь, через которую Минэкичи выходил за ужином для Рёмы и Шинтаро, была открыта. На полу перед лестницей на второй этаж лежал окровавленный Токичи. 
Наверху все было забрызгано кровью, около израненных Рёмы и Шинтаро метался бледный Игучи и, увидев Минэкичи, крикнул ему: "Скорее беги в представительство Тосы!" 
  
Рёма был еще жив, когда прибежали из представительства. И пытался что-то сказать, путая слова и диалекты. Он умер через час. Рёме в этот день исполнилось 33 года.  
На следующий день умер от ран Ямада Токичи. Ему было 19.  
Еще через день от обширной потери крови скончался и Накаока Шинтаро, 29 лет. 
   
...Их было семеро. 
Сасаки Тадасабуро (佐々木只三郎), который командовал этим отрядом, 
Имаи Нобуо (今井信郎),  
Такахаши Ясуджиро (高橋安次郎),  
Ватанабэ Кичитаро (渡辺吉太郎),  
Катсура Хаяносукэ (桂早之助), 
Дохичю Зото (土肥仲蔵),  
Сакураи Даизабуро (桜井大三郎) - все семеро принадлежали к отряду городской шёгунской полиции "Мимаваригуми". 
  
Чуть позже восьми вечера 15 ноября 1867 года в заднюю дверь лавки соевого соуса "Оми-я" постучал мужчина, по виду - самурай среднего звена. 
Дверь открыл бывший сумоист Токичи и поклонился гостю. 
Самурай кивнул в ответ и спросил, дома ли господин Саидани (псевдоним Рёмы, которым он пользовался во время своих анти-шёгунских переговоров). Протянув Токичи карточку с названием деревни Тотсукава (Саидани Умэтаро, по легенде, был из деревни Тотсукава, провинции Нара, и имел тесные связи с тамошними самураями), гость сказал, что хотел бы поговорить с хозяином. 
Токичи поднялся на второй этаж, оставив гостя одного. Чем тот немедленно воспользовался, открыв дверь и впустив в дом шестерых сообщников. 
  
Когда Токичи спустился обратно, чтобы пригласить гостя наверх, один из семерых рубанул слугу мечом. Гигант упал, не успев даже крикнуть. 
  
Двое ушли в глубину дома, чтобы удержать на месте хозяев. Остальные тихо и быстро поднялись на второй этаж, трое ворвались в комнату, где сидели Рёма и Шинтаро. 
  
Один из нападавших сразу оказался за спиной у Шинтаро и нанес удар мечом по голове сидевшего. Когда тот упал, нападавший рассек ему спину.   
Рёма успел дотянуться до короткого меча вакизаши и попытался парировать нападение. Но не смог. Сильный удар короткого меча пришелся ему посередине лба. 
  
Нападавшие исчезли также быстро, как и ворвались в дом. 
  
Рёма еще дополз до соседней комнаты, где его и нашел прибежавший Игучи Шинсукэ.  
  
Кто именно стоял за этим убийством, так и остается неясным. По стилю атаки и некоторым мелочам подозрение сначала упало на Шинсэнгуми. 
 
Разразилась гражданская война, начало которой положил бой при Тоба-Фушими. Одним из основных передовых отрядов армии Токугавы был Мимаваригуми, среди бойцов которого оказалось больше всего убитых и раненых. 
Шестеро из семи напавших на Рёму и Шинтаро, погибли во время боя или скончались позже от ран, полученных при Тоба-Фушими. Выжил только Имаи Нобуо. 
  
Весной 1868 года был арестован командир Шинсэнгуми, Кондо Исами. И казнен 17го мая того же года. Среди прочих обвинений ему вменялось и убийство Сакамото Рёмы и Накаока Шинтаро. 
 
В 1870 году Имаи Нобуо был арестован в Хакодатэ среди прочих остатков про-шёгунских войск. И уже находясь в тюрьме, признался, что участвовал в нападении на "Оми-я" тремя годами раньше. 
Собственно, именно Имаи сдал окровавленный клинок, которым был убит Рёма, присвоив его себе, как и саму "честь" убийства. Опровергнуть его было некому: живых из той группы Мимаваригуми не осталось больше никого. 
  
И только тщательные исследования последних лет с применением новейших криминологических методик позволили установить, что короткий меч, которым был убит Рёма и который все эти годы считался собственностью Имаи Нобуо, на самом деле принадлежал Катсура Хаяносукэ, уроженцу Киото, в 17 лет получившего звание "мастера короткого клинка". Хаяносукэ умер от ран, полученных при Тоба-Фушими, через полтора месяца после убийства Рёмы. 
  
А теперь немного иллюстраций, которые мне не хотелось вставлять в текст, чтобы не отвлекать. 
  

Это памятный знак на том месте, где когда-то была лавка соевого соуса "Оми-я". 
Сейчас тут магазинчик круглосуточной торговли на одной из самых оживленных центральных улиц Киото. От старой застройки не осталось почти ничего. 
  

Модель лавки "Оми-я" с куклами, представляющими действующих лиц трагедии, разыгравшейся там в полдевятого вечера 15 ноября 1867 года. 
Справа на первом этаже около лестницы видно тело Ямада Токичи. 
  

Левая половина поближе. 
На первом этаже видно хозяина лавки Игучи Шинсукэ, пытающегося прикрыть свою жену и сына. 
На втором - обрезанная картина убийства Рёмы. Не видно уже раненого Шинтаро и того, кто его порезал.
  

Собственно момент смертельного ранения Рёмы. 
На задней стене видны свиток в токонома и небольшая двустворчатая ширма, которые были забрызганы кровью Рёмы. 
  

Свиток из токонома. Темные пятна внизу - кровь. 
  

Та самая ширма. 
Оба предмета хранятся в музее Рёзэн. 
  

Памятный знак на территории храма Джонан-гу, место, откуда началась битва при Тоба-Фушими. 
  

Отрубленная голова Кондо Исами, выставленная на показ после казни. Гравюра 1868 года, вроде новостного листка.    
  
Могила Сакамото Рёмы, Накаока Шинтаро и Ямада Токичи.   

Весь комплекс в целом, который был поставлен на средства рёминой компании "Каиэнтаи" и самураев из Тосы.
Ворота-тории в центре ведут сообственно к могиле. 
  

Справа - две стеллы с именами Сакамото Рёмы и Накаока Шинтаро. Слева - маленькая стелла с именем Ямада Токичи. 
  

Отдельно могилы Рёмы и Шинтаро. 
  
Рядом - уменьшенная копия памятника им обоим, оригинал которого стоит чуть подальше, в парке Маруяма-коэн. 

Рёма стоит, Шинтаро сидит. 
  
Рёма и Шинтаро смотрят на Киото, который лежит у подножия Хигашиямы, где и расположено кладбище. 

Прекрасные виды оттуда открываются, должна вам сказать. 
  
А у оградки, окружающей могилу, около входа на само кладбище и вдоль всей тропинки, ведущей от входа к могиле Рёмы, на земле лежат каменные плиты, с написанными и нарисованными на них благодарностями Рёме и Шинтаро и разными мыслями по поводу. 

Даже портреты Рёмы и Шинтаро есть.  
  
  
  
  

Тот самый меч.   
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author