bleis (bleis) wrote in lj_live,
bleis
bleis
lj_live

Президент трясущихся рук

Первый и последний вице-президент Советского Союза Геннадий Янаев умер в почти полной безвестности. О нем не было ничего слышно на протяжении нескольких десятилетий, я не могу даже сказать, что человек, в течение нескольких дней формально возглавлявший умирающую сверхдержаву, вообще вошел в историю. Даже трясущиеся руки Янаева на пресс-конференции в день путча 19 августа 1991 года вошли не столько в историю, сколько в сознание советских людей – мы и думать не могли, что власть может быть настолько беспомощной и ничтожной...

Но, если задуматься, была ли в этой беспомощности вина самого Янаева? Мог ли он в самом деле стать лидером успешного государственного переворота, реставрации всевластия КПСС, решительным советским Пиночетом или хотя бы политиком, благославляющим на царство какого-нибудь генерала-догматика? Да нет же, этого не могло быть по определению. Геннадий Янаев был плоть от плоти системы, которой верно служил всю жизнь. В этой системе не было политической деятельности – только аппаратная борьба. Тот, кто был искушен в аппаратной борьбе, выбирался на самый верх. Именно поэтому Михаил Горбачев и смог стать генеральным секретарем – он был вовсе не благодушным отцом перестройки, лозунги будут потом, а жестким аппаратным бойцом, настоящим наследником Леонида Брежнева и Юрия Андропова, которые тоже, приходя к власти, продемонстрировали искусство выживания в среде дорогих соратников. И власть свою Горбачев получил не из рук народа – какой уж там народ! – а из трясущихся старческих рук политбюро...

А Янаев так и вовсе был назначенцем, никогда особо ни за что не боровшимся. Михаилу Горбачеву хотелось видеть рядом серого, неприметного вице-президента, не способного конкурировать с ним, готового выполнять распоряжения лидера, не вникая в их логику и соответствие моменту, – он и выбрал Янаева вместо предлагавшегося тогда же бывшего министра иностранных дел Эдуарда Шеварднадзе, человека куда более яркого. Ну мог ли такой политик быть душой или хотя бы знаменем государственного переворота – когда он и политиком-то на самом деле никогда не был. А был скучным профсоюзным чиновником без амбиций. Профсоюзным чиновником в стране, где были разгромлены профсоюзы, – и в вожди переворота? Право же, смешно. И естественно, что такой человек вместе со своими соратниками просто не мог не проиграть Борису Ельцину, уже прошедшему сквозь изгнание из партийного руководства, избрание президентом России – Ельцину, ставшему политиком на самом деле...

В этом смысле советская ситуация 1991 года удивительным образом напоминает ситуацию в современной России. Путин – опытный аппаратчик, получивший власть не столько от народа (народ уж потом голосовал), сколько из дрожащих рук первого российского президента и с благословения его окружения. Медведев – типичный назначенец, никогда ни за что не боровшийся. На счастье нынешнего российского руководства, никакого политика рядом не просматривается. Пока что. Если такой политик появится, власть будет утеряна, будто ее никогда и не было. Но зато неумение реагировать на вызовы просматривается на внешнем уровне – когда российским руководителям приходится общаться с коллегами, пришедшими к власти в трудной политической борьбе и вынужденными эту власть постоянно защищать и удерживать. И это же обстоятельство позволяет провести прямую параллель с будущим Украины – аппаратные склоки времен Леонида Кучмы привели к настоящей политической борьбе, схваткам, выплеснувшимся на улицы и в телевизионный эфир. Да, это еще не была конкуренция программ, но это уже было состязание личностей. Для новой власти такое состязание кажется чем-то неестественным, она пытается убедить саму себя и общество, что гораздо лучше – «стабильность», единомыслие, возня бульдогов под жалким ковром, отсутствие какой бы то ни было конкуренции между политическими лидерами и партиями. Но тем, кто действительно думает так и хочет, чтобы мы в это поверили, стоит все же обращать внимание на печальный опыт Геннадия Янаева и его коллег. Единомыслие всегда завершается кризисом, а кризис – крахом, надрывно звучащей симфонией трясущихся рук.
www.profil-ua.com
www.profil-ua.com
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author