bleis (bleis) wrote in lj_live,
bleis
bleis
lj_live

Байки из Склифа

Дело в том, что вот уже скоро два года, как я живу без одного органа. Который, мало того, что бесполезный, так ещё и истинно бомба замедленного действия! Просто какая-то тревожная кнопка, которая включает экстренное самоуничтожение организма. Это всё я про аппендикс талдычу, извините за многабукв. Но должна же я высказаться, наконец.

И вот, когда последний раз я безумно любила жизнь, оказавшись на койке мой любимой больницы № 1 города О., услыхала я презабавную историю, до которой руки дошли только сейчас.

Жила-была в областном поселке городского типа одна женщина средних лет. Назовем её МарьПетровной для красоты и достоверности. Жила она, жила, и вдруг решила поставить себе, нет не памятник, а всего-лишь серебряные коронки. Пошла она к зубному кудеснику, а кудесник оказался женщиной. А все мы знаем, что женщины любят только мужчин, и ненавидят себе подобных. Даже те, которые не любят мужчин, они невероятные сучки и стервы, я считаю. В общем, только этой ненавистью я могу обяснить цепь событий, произошедших дальше с МарьПетровной.

Зубная кудесница говорит ей: Ой, Машя, чета мне не нравится твой цвет лица! Ты же серебряные коронки ставишь, надо бы тебе румянцу подбавить. Серебряные - это ж не золотые, это ж на любителя! В общем, пойди-ка ты сдай кровь на гемоглобин, а там поглядим.

МарьПетровна подумала много хорошего про зубную врачиху, но пошла и сдала гемоблобин. А он, зараза, оказался низковат, ну не вышел ростом - в детвстве мало кушал. И вот, взглянув на этого гемоглобина-карлика другая врачиха, уже терапевт, вместо того, чтобы выписать МарьПетровне гранатовый сок и любовника, выписала ей дорогу дальную, дом казенный: направила её в областной центр. А здесь уж закрутилось такое!

В общем, ей сделали УЗИ. От её УЗИ стало плохо другой докторше, узистке, которая ещё больше возненавидела эту деревенскую МарьПетровну, которая испортила ей настроение с утра своим бесплатным направлением и чудовищным диагнозом.

МарьПетровне говорят слово из тех букв (не будем упоминать его в суе). От МарьПетровны по телефону сбегает муж: "Она ж теперь помрет, а я еще молодой!". Но ей-то говорят - ничего, вот отрежем вам лишнее, вдруг поможет. Ну а ей что терять-то теперь? Она радуется, что на коронках хоть съэкономила. А еще думает: какая молодец зубная докторша! Какая она участливая и заболивая, не только о деньгах думает и собственной выгоде! Вот какая наша МарьПетровна, ангелоподобный и свелый человечек и судя по всему не женщина, женщины такими добрыми не бывают.

И вот день икс. Операция. Пришел профессор, кучу студентов согнали, в общем, вокруг МарьПетровны такой аншлаг! Она думает, ой я прям Ирина Аллегрова, Императрица! Столько мужиков и я - одна! (Вот она какая жизнелюбка, наша МарьПетровна!) Усыпили нашу Машю, разрезали, а потом пауза такая...
И убеленный сединами профессор своим красивым, поставленным голосом говорит: Господа студенты. Я поздравляю вас, вы сегодня стали свидетелями уникального медицинского феномена. Лично я об этом читал только в книгах, а воочию столкнулся с этим только сегодня. Пожалуйста, убедитесь лично: наша МарьПетровна уникальный человек, у нее ... трехдольная печень! Такой формы она встречается, согласно статистике, один случай на тысячу!

Студенты очень обрадовались, некоторые даже, не сдержавшись, присвистнули (о времена, о нравы!). Чтобы два раза не вставать, посмотрели и на другие органы уникальной МарьПетровны, но они оказались все в полном порядке, красивые и ровные, такие замечательные, что невольно у всех эскулапов появились одинаковые мысли: о замечательной экологии в деревне, о вкусе парного молочка, зеленых лужках, о том, что поры бы покурить. На этой оптимистической ноте кому-то доверили положить шовчик, а остальные весело разошлись пить чай и расказывать эту историю оставшемуся в неведении медперсоналу.

На следующий день МарьПетровна проснулась знаменитой. К ней все - от санитарки до профессора - подходили радостные и такие улыбчивые, что МарПетровна задумалась, не в раю ли уже она?
Когда ей рассказали про её уникальность, МарьПетровна не сдержалась: "Тьфу-ты, провалялась тут у вас, а мой-то по поселку пьяный, небось, ходит, и дети голодные. Да чтоб я еще раз! Да гори у оно огнем!"
Да, не каждый может красиво говорить, когда тебе вручают Оскара.

Ну а жизнь у МарьПетровны потекла попрежнему. Мужа немножко побила за измену духовного характера, но ничего, помирились. Он свою Машу стал любить еще шибче. "Да вы что! Она у меня такая баба! У-ни-каль-но-вая! У неё, знаешь, какая печенка? Одна на тыщу человек, во как!" МарьПетровна загадочно улыбается в этот момент. Ей очень к лицу такая улыбка. И коронки. Золотые.

Мораль: к врачам надо ходить только тогда, когда припрёт.

Будьте здоровы!
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author