bleis (bleis) wrote in lj_live,
bleis
bleis
lj_live

Армия , Запад, революция

Все думаю о положении России.
Приближается 90-летие окончания нашей Гражданской войны. То. что она вызревала десятилетиями, очевидно, но ее взрыв произошел при  участии русских генералов и западных союзников.
Дело было так.


Кризис наступил после провала июльского наступления на фронте (1917), на котором настояли союзники, не желавшие принять в расчет внутреннее состояние  России..Главнокомандующий Л.Г. Корнилов для приведение частей в боеспособное состояние потребовал введение на фронте смертной казни, милитаризации тыла, создания концентрационных лагерей, запрета митингов, демонстраций и забастовок. В той или иной степени все этой уже применялось в Европе. Керенский колебался. На открывшемся 2 августа в Москве Государственном совещании войсковой атаман Донского казачьего войска генерал А.М. Каледин высказал требования военных: «Расхищению государственной власти центральными и местными комитетами и Советами должен быть немедленно и резко поставлен предел».

За Корниловым стояли финансово-промышленные круги (А.И. Гучков, П.П. Рябушинский, А.И. Вышнеградский, А.И. Путилов) и кадетская партия. Как говорил тогда председатель главного комитета Союза офицеров армии и флота подполковник Л.Н. Новосильцев, повторяя слова декабриста П.И. Пестеля: «Всякое временное правительство должно быть диктатором».

Экономическая обстановка ухудшалась катастрофически. Хлебная монополия заморозила цены на продовольствие, тогда как цены на промышленные товары и инфляция росли с бешеной скоростью. Поэтому, не получая справедливой цены, деревня прекратила продажу хлеба. Таким образом, очень быстро после «весны свободы» наступил конец иллюзиям, замаячила угроза переворота.

«Заговор Корнилова» только усугубил дело. Керенский совершил двойную ошибку: поддавшись давлению военных, он ранее санкционировал введение в столице военного положения и беспощадное подавление большевистских сил, но затем, когда в Петроград были направлены войска и стало понятно, что хозяевами положения станут генералы, он объявил о «заговоре» и призвал дать отпор «контрреволюции».

28 августа в виду близкой победы Корнилова резко поднялись цены российских акций на Петроградской фондовой бирже.

Однако настроение масс было антикорниловским, Петроградский Совет решительно выступил за организацию отпора. Отдельных офицеров, заподозренных в сочувствии перевороту, убивали; профсоюз железнодорожников (Викжель) заблокировал маршруты продвижения войск на столицу.

Конфликт между правительством и военными, вырвавшись нару­жу, взорвал власть. Армия была окончательно деморализова­на, правительство потеряло свою главную опору и было вынуждено обратиться за помощью к оппозиционным политическим силам. Поэтому на сцене появилась Петроградская большевистская организация, которая  обладала необходимыми структурой и аппаратом, чтобы поднять на от­пор контрреволюции всю имеющуюся в городе рабоче-солдатскую массу.

                            Заводской комитет Сестрорецкого оружейного завода пе­редал вновь созданной рабочей Красной гвардии тысячи винтовок и патроны. Выдавали оружие и из арсенала Пет­ропавловской крепости. Рабочие получили 20 тысяч винтовок. По требованию большевиков были выпущены из тюрем их однопартийцы, обвиняемые в третьеиюльском восстании. Крупнейшие петроградские заводы (Путиловский, Ме­таллический, Новоадмиралтейский Судостроительный по­требовали: «Государственная власть не должна ни одной ми­нуты оставаться в руках контрреволюционной буржуазии. Она должна перейти в руки рабочих, солдат и беднейших крестьян и быть ответственной перед Советами рабочих, солдатских депутатов».

            Подобные декларации были выдвинуты всеми воински­ми частями Петроградского гарнизона. 19 судовых комите­тов Балтфлота постановили поднять на своих кораблях крас­ные флаги; Центробалт поддержал это решение.

            При этом настроение Петроградского Совета тоже силь­но сдвинулось влево. Так, 1 сентября в пять часов утра (!) после нескольких часов дебатов депутаты приняли предло­женную большевиком Л.Б. Каменевым декларацию. В ней содержалось требо­вание отстранения от власти всех представителей буржуазии и создание правительства «из революционного пролетариата и крестьянства», основные задачи которого: провозглашение демократической республики, конфискация без выкупа всех помещичьих земель и передача их крестьянским комитетам впредь до решения Учредительского собрания; введение ра­бочего контроля на производстве, национализация важней­ших отраслей промышленности, предложение народам вою­ющих стран всеобщего демократического мира. С каждым днем ситуация для правительства делалась все хуже и хуже.

            Западные послы, представляемые английским – Дж. Бьюкененом, убеждали Керенского начать переговоры с Корниловым, т.е. подталкивали к уступкам военным.

«Поражение Керенского было сильно ускорено и в конце концов наступило из-за глупости союзников, – вспоминал представитель американского Красного Креста полковник Раймонд Робинс, прибывший в Россию в августе 1917 года. – Они непрерывно толкали его вправо, в то время как массы России неуклонно двигались влево(…) Моя встреча с Керенским произошла в царской библиотеке. Он обсуждал со мной сложившуюся ситуацию, когда ему было предложено превратить кабинет министров в исполнительный орган социального устройства России, а Совет – в законодательный и общий народный контроль. Он проявил к этой идее большой интерес и высказывался о ней одобрительно. Раскинув руки с нервно сжатыми пальцами на царском письменном столе, он страстно сказал: «Союзники заставили меня агитировать за западноевропейский либерализм…».

Влияние союзников можно считать одним из решающих факторов поражения Февраля. Не будет преувеличением сказать, что Запад приговорил Керенского и весь социалистический эксперимент умерен­ного толка как непродуктивный в условиях войны. Союзни­ки не побоялись даже временного усиления леворадикалов во главе с Лени­ным. Наоборот, если даже Ленин захватит власть, считали они, он недолго  продержится, и тогда она перейдет к правым.

25 октября 1917 года большевистский Военно-Революционный комитет произвел  бескровный государственный переворот, во время которого Временное правительство было свергнуто. Ни одна влиятельная политическая сила не выступила в его защиту.

Почему я сегодня вспоминаю те события?
Очевидно, что наше общество переживает серьезный системный кризис, оно разочаровано действиями и, главное, философией властей.
Например, сегодня на сайте радио Эхо Москвы шло голосование на тему: оставаться ли в России или надо уезжать? Свыше 75 процентов высказалось: уезжать. Голосовало более 2 тысяч.


 

 

Subscribe

Comments for this post were disabled by the author