Юрий Половников (polo79) wrote in lj_live,
Юрий Половников
polo79
lj_live

Ильин. Изживание социализма

мои комменты выделены жирным
Изживание социализма (1948 год)

Было время, когда среди русской интеллигенции господствовало воззрение, что «порядочный человек не может не быть социалистом» и что «только социализм осуществит на земле свободу, равенство, братство и справедливость». С тех пор мы много пережили и перестрадали; опыт осуществлен и последовательно проведен в огромном масштабе. Ныне мы должны судить на основании этого опыта. Мы увидели социализм в жизни и поняли, что он осуществим только в форме всепроникающего и всепорабощающего тоталитарного режима.

По-детски наивное желание построить на земле государство свободы, равенства и братства как раз и приводят к власти популистов. Ильин не осознал, что христианство не чуть не лучше социализма, теже утопические идеи и тот же тотальный контроль над жизнью человека, а в идеале и государства.

Социализм прежде всего угашает частную собственность и частную инициативу. Погасить частную собственность значит водворить монопольную собственность государства; погасить частную инициативу значит заменить ее монопольной инициативой единого чиновничьего центра.

Так обстоит не только в России: и в Западной Европе, всюду, где проводится советский социализм (Польша, Чехия, Венгрия, Румыния, Болгария, Югославия, Албания, Восточная Германия) или социализм Второго Интернационала (Франция, Англия), всюду вырастает (быстро или медленно) монопольная собственность государства и слагается монопольная инициатива единого чиновничьего центра. В этом – самая сущность социализма.

Это ведет неизбежно к монополии государственного работодательства и создает полную и бесповоротную зависимость всех трудящихся от касты партийных чиновников. Знаменитый французский социолог Густав Лебон был прав, предсказывая этот ход развития. Чтобы осуществить государственно-централизованный хозяйственный план, эта каста вынуждена силою вещей овладеть всею хозяйственной деятельностью страны, а потом и политической, и культурной жизнью народа и ввести тоталитарный строй. В тоталитарном же строе – нет ни свободы, ни равенства, ни братства, ни справедливости. Мы видели в жизни – и левый, и правый тоталитаризм. С нас достаточно. Пустые мечты и политические сказки предоставим детям и агитаторам.

Рад, что и задолго до меня многие русские умы распознали логическое ядро социалистического движения. Другое дело, что эти самые "сказки" вновь становятся популярными и не только среди детей и агитаторов.

Почему русская интеллигенция тянула прежде к социализму? Потому что она, почти утратив христианскую веру (под влиянием западного рассудочного «просвещения»), удержала христианскую мораль и хотела социального строя, т. е. свободы, справедливости и братства (к коим она, по недоразумению, пристегивала и равенство).

В медленном изживании христианской морали и есть корень проблем русской нации. Христианство русских переродилось в социализм, потом обратно, и снова, уже сейчас опять в социализм. Метания больного разума нации.

Ей внушали и она воображала, будто социализм есть единственный путь к социальному строю. Ныне наступает новая эпоха, которая положит в основание другое воззрение, а именно: социализм – антисоциален; искать социальности надо в ином, новом, несоциалистическом строе.

Социализм антисоциален потому, что он убивает свободу и Творческую инициативу; уравнивает всех в нищете и зависимости. Чтобы создать новую привилегированную касту партийных чиновников-угнетателей; проповедует классовую ненависть вместо братства; правит террором, создает рабство и выдает его за справедливый строй. Именно потому истинную социальность (свободу, справедливость и братство) надо искать в несоциалистическом строе. Это не будет «буржуазный строй», а строй правовой свободы и творческой социальности.

Опять Ильин делает серьезную ошибку, отвергая буржуазный строй и изобличая социализм, он призывает изобретать ещё один велосипед. Беда России в том, что у нее после монгольского нашествия так и не восстановилась критическая масса буржуазии, которая смогла бы взять на себя функции управления государством. Теоретически сегодня все миллионники вполне могут эффективно начать самоуправляться, слой буржуазии в этих городах уже достаточен.

Мы не сомневаемся: пройдут года, прежде чем это воззрение станет господствующим в человечестве. Ибо пропаганда социализма велась слишком долго; из социализма сделали какой-то суррогат религии;

Тут опять Ильин очень близко подошел к разгадке проблемы, но шагнуть дальше и обличить православие и христианство в целом ему не удалось. Вероятно, тут сыграли личные мотивы и установки воспитания.

социалистические партии и теперь еще выдают свой строй за единственный путь к счастью и демагогируют рабочих; а коммунисты стали партией ожесточившегося безумия, мирового разложения и завоевания. Все это надо изжить, во всем этом надо разочароваться, от всего этого надо отречься. Однако те социалисты, которые ныне одумались, – предпочитают сохранять название своей программы и потихоньку вложить в нее другое, более приемлемое и не столь тоталитарное содержание. У них нет мужества для отказа, пересмотра и вступления на новый путь.

Силою вещей наша многострадальная Россия идет в этом изживании, разочаровании и передумывании впереди всех. Если бы русский народ был сейчас свободен и услыхал вновь проповедь социализма (т. е. левого тоталитаризма), то ответ его был бы, наверное, недвусмыслен и стихиен.

Практика показывает, что Ильин был слишком оптимистичен. Лагерные люди с трудом отвыкают от лагерных обычаев и лексики. Современную Россию поразила волна эйфории от СССР, причем и у никогда не жившей в СССР молодежи тоже, именно среди них она принимает самые радикальные формы.

Мы, русские христиане, по-прежнему будем искать в России социального строя. Однако на основах частной инициативы и частной собственности, требуя от частноинициативного хозяйства, чтобы оно блюло русские национальные интересы и действительно вело к изобилию и щедрости, а от частных собственников – справедливого и братского хозяйствования.

Только что Ильин не хотел строить буржуазный строй, а несколькими обзацами ниже вновь выступил за буржуазные ценности.

Знаем, что для этого необходимы предпринимательский и организационный талант, живое чувство справедливости и органическая христианская доброта сердца. Талантом нельзя снабжать людей, однако возможно создать такие правовые и экономические условия, при которых бездарный предприниматель будет сам выключаться из хозяйства. Чувство справедливости нельзя ввести законом, но его должно воспитывать и контрольно карать всякую явную несправедливость (введение особой социальной ответственности, слабые начатки которой мы видели в фабричной инспекции). И доброту нельзя предписать, но ее надо укреплять и воспитанием и организацией общественного мнения.

Резюмируя: Ильин был предтечей просвященного абсолютизма Михалкова, хоть и более разумной. Пожуалуй, Ильин желал востановления Российской Империи с человеческим лицом. Думал ли он об этом или нет, но именно таким путем с 19 века идут Японцы, поставив во главе императора и несколько феодальных кланов, дав при этом экономическую и политическую свободу стране. И синтоизм свой уберегли и традиции. Но беда в том, что Россия не синтоистская страна, Православие и поклонение кошкам или Будде несколько разные вещи, корпоративизм японцев далёк от православных демагогических понятий равенства и братства. Так что проблема глубже, именно в идеалах и стремлениях православного русского человека.
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author