bleis (bleis) wrote in lj_live,
bleis
bleis
lj_live

Вечерний Петрозаводск. Белые ночи.

Хочется написать о Карелии.
Я поступаю просто. Беру самые удачные отрывки из моего рассказа «Карелия – там, где крутится Волшебное Сампо. Путешествие по Карельскому Северу».

Белые ночи, это, конечно, сильно сказано. Они нежно-алые, бледно-сиреневые, чуть позолоченные, но никак не белые. Все контуры теряют чёткость, чуть-чуть размываются. Всё начинает выглядеть необычно.
…Удивительное ощущение дарит Онего. Это слово стародавнее, несклоняемое и мужского рода. Онего - батюшка. Онегушко.
…Боже, какое красивое Онего. Глаза ненасытно пьют идеальные цвета и нежнейшие оттенки заката и волн. Кроме упоения красками, появляется ещё и чёткое осознание того, что Озеро рядом с нами – совершенно живое. Оно такое мягкое, то морщится, то журится, переливается, надувается. У него невероятный цвет - персиковое серебро или серебристый персик, немножко розового коралла. Чувствуется его чуть ощутимое влажное дыхание и уже засыпающего ветра. Полукруг солнца состоит из сверкающего расплавленного золота, потом из алости.

___________________________________________________________________________________________________

Наконец-то сбылась наша мечта. Мы увидели Белые Ночи. Хотя в моём северном заполярном детстве это понятие совсем не связывалось с романтикой. Конечно, в силу возраста :), плюс из-за неудобств – эти серые, а не белые ночи мешали спать, всё время приходилось плотно запахивать шторы. В Питере в прошлом году, мы умотанные донельзя питерскими красотами, бессовестно их проспали.

И вот, наконец, мы в Петрозаводске. На Онежском озере. В самый разгар белых ночей – конец июня. Набережная – просто шикарная, гранитная, а главное, она достаточно низкая, можно и по парапету походить, и на него присесть, послушать озёрные ночные шёпоты. Идеальней условий не придумаешь. Дело за малым. Разбудить мужа в 12 часов белой ночи, поднять, умыть, одеть и пойти гулять на Онего. :) Видели бы его лицо в момент расталкивания. «За что, за что мне такие муки?» - говорило оно. Опущу подробности, но мятеж на корабле был с трудом подавлен, и мы всё-таки вышли на набережную – а ещё говорят, что в мирной жизни нет места подвигам. Есть! Главным мотивом такого благородного и выдающегося поступка со стороны моей второй половины, было не романтическое желание окунуться в белые ночи, а прямолинейные функции бодигарда. Раз уж мне так хочется прогуляться в белых ночах, не отпускать же меня одну, выход один – молча, стиснув зубы, сопровождать.

Вот так гуляем по набережной. 

Белые ночи, это, конечно, сильно сказано. Они нежно-алые, бледно-сиреневые, чуть позолоченные, но никак не белые. Все контуры теряют чёткость, чуть-чуть размываются. Всё начинает выглядеть необычно. Причудливо выделяются силуэты. Детали исчезают. Отступает повседневность, и любая, прежде привычная картинка, наполняется особым неведомым смыслом.

Вместе с этим повсеместным превращением, меняется и своё внутреннее мироощущение. Ты как-будто наполняешься чем-то удивительным, невесомым, волшебным, наверное, вот этой Белой ночью. Глаза ненасытно пьют идеальные цвета и нежнейшие оттенки заката и волн. Кроме упоения красками, появляется ещё и чёткое осознание того, что Озеро рядом с нами – совершенно живое. Оно такое мягкое, то морщится, то журится, переливается, надувается. У него невероятный цвет - персиковое серебро или серебристый персик, немножко розового коралла. Чувствуется его чуть ощутимое влажное дыхание и уже засыпающего ветра. Полукруг солнца состоит из сверкающего расплавленного золота, потом из алости.


Боже, какое красивое Онего. Увидеть своими глазами закат солнца на озере в белые ночи – изысканное гурманское удовольствие. Действительно розовая мечта.

Удивительное ощущение дарит Онего. Это слово стародавнее, несклоняемое и мужского рода.

Онего - батюшка. Онегушко.

«Я плавал по Онежскому озеру и до сих пор не могу избавиться от впечатления, что оно заколдовано» - К.Паустовский. Согласны.  

Пожалуй, я увлеклась поэтикой. Не все, гуляющие вдоль Онежского озера «купаются в белых ночах, а тем более видят «нежнейшие оттенки заката». Гуляем по набережной мы не одни. Народу много, но это рассеянная такая толпа. Много студентов, которые обмывают, наверное, здесь свои дипломы, а это означает – невероятное количество бутылок шампанского, перекатывающихся под ногами, и шуршащих пластиковых стаканчиков. 90% гуляющих еле держится на ногах. Местные мачо – это 3-х литровый пузырь пива в руках, матюки и харкание по сторонам… Извините )… Девушки, кстати, от них не отстают. Я внимательней пригляделась к мужу – бутылки в руках нет, молчит – не ругается, не харкает… - какое бесценное сокровище!!

Мы бродили по набережной, спускались по гранитным ступенькам к булькающей и фыркающей воде, уносились взглядами в сиренево-алые воду и небо, нашептали желаний в ухо Дереву, фотографировали белые ночи, и, наконец, вышли к небольшой площадке в парке у порта к памятнику Петру I. Знаете, ощущение, как у Нильса в сказке Лагерлёф при виде ожившего памятника. Тёмный силуэт Петра на фоне тёмных силуэтов деревьев в парке и фейерверка цвета на озере и на небе – живой и потрясает. Удивляешься и невольно задумываешься о том, сколько сделал для потомков этот российский царь. Петрозаводск какой заложил, Марциальные воды, медеплавильные заводы, флот, пушки – это только здесь, в Карелии.


Subscribe

Comments for this post were disabled by the author