?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Flag Next Entry
Состояние православной журналистики на начало ХХв.
В Анапе
polo79 wrote in lj_live

Заканчивался последний век имперской  православной России, и новый ХХ век стремительно нес  перемены. Весь ХIХ в. говорили и боролись за свободу. И эта свобода в том обличии, в котором она  представлялась из Запада, несла иной подход к жизни. Капитал, рынок, деньги, экономика,   монополии  – эти новые для России понятия, захватили сознание многих людей. Начало ХХ века, напоминает начало нашего ХХI века. Тот капиталистический размах насильственно сокрушенный большевизмом, вновь возрожден, мы, сегодняшние люди словно вернулись к началу тех общепринятых миром отношений, когда главенствуют – товар и деньги. Начало ХХ в. отмечено  таким же всплеском рекламы, открытием  массы развлекательных заведений с тем же игорным бизнесом, проституцией,  массой торговых точек, ресторанов, театров. Также наблюдается ажиотаж вокруг кино, повышенный интерес к личной жизни знаменитых людей – политиков, поэтов, актеров, певцов. Бросается в глаза  такое же желание подражать менее обеспеченных классов богемной элите. Формируется мещанское мировоззрение, тяготеющее к массовой культуре. Картина московской жизни начала ХХв. по сути, напоминает сегодняшнюю Москву. Бедняки и безработные из провинции хлынули во второй после Петербурга город. Газета «Кормчий» (выходит с 1890 г.)  в статье «Общественное призрение деревни» (№2, 1900 г), описывая жизнь города, сообщает  о наплыве нищих из деревни в город, среди них - безродные и неспособные к труду старики и сироты, вкусившие городской жизни,  они редко возвращаются в деревню. Правительство  призывают отпустить потребное количество леса и средств, необходимых на  строительство дома для престарелых и сирот, дома попечительства возле церквей. Вопиющей проблемой   для России начала ХХ в. остается пьянство. В статье «Жертвы алкоголя»: священник   описывает впечатления из окружного суда, где 12 из 15 дел совершены в пьяном виде: воровство, драки, убийства. Пишется о том, что театральная сцена отдана пошлым, циничным постановкам.


Например, «Дама от Максима», поставленная в Киеве была настолько возмутительна, что   молодежь освистала ее и сорвала спектакль. Журналист радуется тому, что юное поколение еще способно бороться со своими развратителями.
В статье «По народному образованию и воспитанию» говорится: «Одна из главных задач современной жизни  в сохранении подрастающих поколений от  нравственной порчи, необходимо создать …человека, обладающего благородными порывами   (№3). Много пишется о деревенской жизни, о том, как беспросветен быт, как невежественны люди. Следствие этого высокая  детская смертность в деревне, на 150 тыс. родившихся – 60 тыс. умерших младенцев, почти половина. Статья «Женская доля» рассказывает о диких деревенских нравах, о том, как крестьянин истязал жену и убил ее, и никто не вступился. Это напоминает и наше время, когда люди проходят мимо голодных и умирающих. Газета констатирует следующее: « Наступил ХХ век…человечество продвинулось в промышленном отношении, но недалеко ушло от варварских племен в нравственном отношении. Изобретены всевозможные машины, электричество с телеграфами и телефонами, но в отношении друг к другу люди не изобрели ничего лучшего.»    («Современное обозрение» №1,1901 г. «Кормчий», газета прихода Церкви "Всех скорбящих радосте").  

 В сознании интеллигенции заметен скептицизм по отношению к обычной вере и повышенный интерес к оккультизму, к универсальным, теософским  знаниям, способным объяснить все.  Нельзя не увидеть тенденцию через экономические отношения к развитию глобализации.  Революция большевиков сорвала сценарий, по которому, как по западному образцу, должна была идти история великой России. И именно величие России, ее устремление к жизни по идеалам перевесило чашу истории. В противовес всему миру случилось отступление от капитализма с его поклонением деньгам.  Весь Х1Х век, с его грезами о свободе, с его протестом против социальной несправедливости, с падением крепостного права и убийством императора – «освободителя», готовил красный российский  ХХ век. Начало этого века – это логическое завершение предыдущего, это венец всех блужданий многоликой русской мысли, которая разочаровалась в христианском объяснении человеческих страданий. Русский человек, которого принято считать трудным на подъем, дошел до состояния нетерпения. Желание новой свободной жизни вылилось в утопию о совершенном обществе. Россия бурлила, и такие понятия и слова, как:  конституция, свобода слова, свобода совести, политическая свобода  были на устах у многих, и общество желало претворить все это в  жизнь, поскольку считало такие взгляды прогрессивными. Интеллектуальная Москва в это время переживала эпоху расцвета   обостренного эстетизма, мистики, оккультизма. В этой сложной атмосфере духовных, а по большей части антидуховных – брожений рождалось лицо нового ХХ века, самого трагического в мировой истории. В эту же пору Россия по-новому и очень глубоко пробуждается к философской и религиозной мысли.

Как двигалась мысль, как одно событие перетекало в другое и предвосхищало третье, вот именно это показывает журналистика начала ХХ в. Удивительная пульсация жизни, облеченная в слово!  Еще теплится надежда, теплится вера, все зовут помнить о Христе, но множество других голосов, которые кричат о справедливости, о возмездии, о необходимости спасать Россию, сливаются в хаотический ор, в политическую истерию. Всем  действительно  кажется, что Россия вот-вот рухнет, что она гибнет, что существующий порядок – это беспорядок. Что стоит поменять кого-то местами и все изменится к лучшему. Свобода… Свобода в безхристовой России, окрашенная в красный цвет … Ведущую роль в системе прессы этого уходящего века,  начинают играть газеты, в 1891 г. издавалось 70 ежедневных и 226 не ежедневных газет.

            Проблематика православной периодической печати начала XX в. была очень широкой. Но из всего многообразия тем можно выделить несколько основных. Официальная церковная печать и процерковные частные журналы формально продолжали заниматься апологией монархии, подчеркивая ее религиозную, божественную сущность. Взаимодействие института церкви и государственной власти, место церкви в меняющемся в связи с политическими нововведениями обществе – это грани одной важной темы – церковь и государство.  Вторая, также важная тема – это апология самого христианского православного вероучения, противопоставление его атеизму и социалистическим и коммунистическим теориям, различным западным философским течениям, а также научному прогрессу.  Критика авторов литературных трудов, сеющих семена безверия и анархии. Третья тема – это освещение взаимоотношений богоискательствующей интеллигенции и официальных лиц церкви, представителей ученого священства и монашества. Попытка проникновения русского религиозного ренессанса в церковную среду. Встречи интеллигенции и представителей Церкви освещались в ряде православных журналов, а также в журнале «Новый путь», который возник на основе этих религиозно-философских собраний, начавшихся в 1901 г. в Петербурге. Целью собраний было определить задачи церкви и интеллигенции в условиях нарастающего кризиса веры.  Церковь должна была отвечать на вопросы, волновавшие наиболее мыслящую часть общества, это «вопросы об устройстве труда, о его рабском отношении к капиталу, проблема собственности, противообщественное ее значение с одной стороны, и совершенная неизбежность с другой. Но, по докладу В. Тернавцева,- все эти вопросы,- несмотря на то, что деятелям церкви больше, чем кому-либо, приходится быть свидетелями совершенного разорения народа,- религиозно, нравственно, общественно чужды… Церковь не покидала народа в трудные времена. Но оставаясь сама безучастной к общественному спасению, она не могла дать народу  ни Христовой надежды, ни радости, ни помощи в его тяжком недуге. Тернавцев считает, что «невозможны никакие улучшения без веры в Богозаветную положительную цену общественного дела… Преобразовательное движение эпохи Александра II кончилось Россия остается сама собой, лицом к лицу с фактом духовного упадка и экономического разорения своего народа… Сама географическая необозримость России, огромность и разноплеменность ее населения, рядом с внутренним идейно-нравственным ее бессилием, еще усугубляет нашу тревогу. Но мы, христиане, верим, что возрождение России может совершиться на религиозной почве» ("Серебр. Век" мемуары «Известия»,1990 с.78). Другая равноценная этой теме – давно назревшая проблема внутрицерковного реформирования, которая требовала новой расстановки сил внутри церкви, выход на передовой план религиозной жизни среднего белого священства и активных мирян, социальную активизацию приходской и монастырской жизни, вызванную жестокими последствиями развивающегося в стране капитализма. Возникла реальная необходимость освобожденной от бюрократических пут церкви, укрепляющей себя в духе неотмирного Христа, и утверждающей в себе принадлежность не к миру власти и денег, а к царству Божьему. Пятая назревшая тема – знакомство читательской массы с бытом и духовной жизнью священства. Защита духовного сословия от обрушившейся критики со стороны светской прессы и литературы. 

           Распространение атеизма в среде интеллигенции и охлаждение к вере простого народа, ставило главной задачей перед назидательной журналистикой показать источник безверия и его возможные плоды. Поэтому назидательные журналы содержат статьи обличающие атеизм, как явление, заимствованное с запада и его причины – распространение социалистического и коммунистического учения в среде интеллигенции и нарождающегося пролетариата. Наряду с этим, родная отеческая вера высвечивается единственным источником – преодоления веры в атеизм, в земной рай. Христианское вероучение доказывает, что невозможно преобразить общество, если не состоится духовное преображение каждого отдельно взятого человека, социальное равенство – это утопия. Тем более, если оно основано на насилии – оно не сможет дать человечеству плоды мира и любви. Это может дать верующим не извращенное европейское христианство, а святоотеческое предание, проникнутое духом Христовой любви к людям. Психологическая атмосфера рубежа веков во многом родственна «предчувствиям и тревогам» сегодняшнего дня. Ощущение глубочайшей исчерпанности предшествующей эпохи, кризисность, упадок, разрушение – характерны эпохе рубежа веков, когда безвозвратно уходят в прошлое не только прежние формы быта, труда, политической организации общества, но и система духовных ценностей. Переходность эпохи не означает ее бесплодность. Именно это время оказывается плодотворным для самых разных сфер жизни – экономики, технологии, науки, искусства.  Именно в это время зреют зачатки символизма, желание заниматься искусством, которое уводит в иную реальность. Меняются литературные герои, на первое место выходит герой из социальных низов, горьковский герой – обосяк, и он тоже ищет правду жизни. Молодые футуристы выступают против всех традиций и наследия русской литературы, они готовы творить новое искусство. ХХ век словно забывает, что до него Россия прошла огромный путь, он отметает свое наследство. Он ищет и находит новые идеалы, новые ценности. В среде рабочей молодежи, студенчества социалисты продолжают сеять семена безверия и идеи социальной революции. Нелегально выходят издания различных революционных группировок. И в то же время,  в 1901г. по инициативе петербургских литераторов символистов  начинаются заседания религиозно-философских собраний, в которых принимают участие и представители православной церкви.  На заседаниях, отчеты о которых печатались в 1903 г. в журнале «Новый путь», обсуждались проблемы свободы совести и веротерпимости, общественной роли Церкви и ее взаимоотношений с государством, религиозные основы брака, семьи и т.д. 





Comments Disabled:

Comments have been disabled for this post.