Юрий Половников (polo79) wrote in lj_live,
Юрий Половников
polo79
lj_live

Причины неуспеха мультикультурализма в глобализационных процессах. Ч I

Мультикультурализм один из аспектов толерантности, заключающийся в требовании смешения культур в целях их взаимного проникновения, обогащения и развития в общечеловеческом русле массовой культуры. Культурное разнообразие как этническое разнообразие. Мультикультурализм — это концепция, которая предлагает признать, что все культуры равны и имеют одинаковое право на жизнь. Мультикультурализм предлагает интеграцию (объединение) культур без их ассимиляции (слияния). Поэтому в некотором смысле мультикультурализм — это демократия или равноправие культурных ценностей в условиях глобализации. Полезность создания межгосударственных союзов, имеющих целью объединение
усилий в политической, экономической и экологической областях, а также совместную защиту от внешней угрозы, помощь жертвам агрессии и решение глобальных проблем человечества – самоочевидна. Однако у глобализации есть и негативная коннотация - “глобализм”, когда под внешне, казалось бы, благими намерениями (например, под лозунгом за создание единого мирового рынка, установления правового государства и демократии), на самом деле, скрывается стратегия определенных стран или коалиций, направленная на порабощение менее развитых государств.


Здесь мы видим также нескрытые претензии на господство идеологии, легитимизирующей неограниченные действия игроков либерального рынка, беспрецедентную концентрацию власти в руках самопровозглашенных правителей, а также повсеместное насаждение неолиберальных стандартов. Уже стало традицией  отождествлять глобализацию с американизацией. Именно под лозунгами противостояния американской культуре выходят на демонстрации современные антиглобалисты в Европе и во всем мире. Так вот именно мультикультурализм предлагает версию глобализации без американского лидерства, без
доминирования американской масс культуры. Мультикультурализм предполагает интеграцию, которая позволяет сохранить вашу собственную культуру, но и изменить ее с тем, чтобы все принимали участие в  жизни нового общества. А в Западной Европе мультикультурализм означает только наличие множества культур, которые существуют независимо, даже изолированно друг от друга. Но мультикультурализм – это, прежде всего, участие всех культур. Такое значение термину придают в Канаде  (где впервые, а именно в 60-х гг. ХХ в. этот термин и возник). И это больше, чем глобализация, означающая скорее ассимиляцию, когда одно общество начинает доминировать в политической, экономической и военной сфере и пытается контролировать весь мир.

В контексте охвативших весь мир процессов глобализации иммиграция, а вместе с ней и резко интенсифицировавшийся диалог культур, стали вполне обыденным явлением. Ежегодно в страны ЕС через различные нелегальные каналы въезжают порядка полумиллиона мигрантов, не считая еще 400 000 человек в год, которые официально ищут убежища на европейском континенте.
Нужно четко осознавать, что в дальнейшем эмиграция в масштабах мира будет только расти.
Иммиграция — основной двигатель мультикультурализма и глобализации. А эти последние в свою очередь — две стороны одной медали — постсовременной истории, обесценивающей и саму культуру, делающей ее предметом экономических отношений, неумолимой логики рынка труда и капиталов. Основной проблемой, связанной с иммигрантами в ряде стран ЕС, всегда был ислам. В отличие от иммигрантов из южной Европы, которые как например и французы — католики, иммигранты, исповедующие ислам, так и не смогли органично влиться во французский культурный «мейнстрим». Не имея возможности ассимилировать этих выходцев из исламского мира, республиканская модель впервые потерпела
серьезное фиаско, подорвав веру французов в способность их культуры «переваривать» все «инородное». Отсюда возникает два возможных сценария развития событий: «или в противоположность нашим традициям мы допустим образование религиозных сообществ, живущих по своим собственным правилам как государство в государстве, со своими особыми законами, обычаями и, значит, мы способствуем сегрегации во имя «различий». Или, верные своей истории, мы полагаем, что мусульмане могут, если они того хотят, стать французскими гражданами. В этом случае их религия, религия меньшинства пойдет на те уступки, которые в прошлом должен был сделать католицизм» (Михаэль Винок).

По проблеме культурных различий немецкое правительство имеет столь же непреклонную позицию: ислам здесь не признан в той мере, в какой признаны «родные» для Германии католицизм и протестантизм. Представителей последних конституция наделяет особым влиянием во многих сферах общественной жизни: они освобождены от налогов, имеют доступ к СМИ, имеют свои школы и т.д. Мусульмане лишены всего этого на том основании, что они не желают обзаводиться
институциональной структурой наподобие западных церквей. Для религии, которая традиционно отвергает любые формы иерархии, это требование невыполнимо. Оно же стало основной причиной недовольства немецких мусульман, прежде всего турецкого происхождения.

Все мультикультурные страны развивают педагогические практики, облегчающие изучение гражданского языка как второго и детьми, и взрослыми. Но и миноритарные языки поддерживаются здесь не столько ради сохранения культурных традиций меньшинств, сколько для их коммуникативного вовлечения в общественную жизнь страны. Именно для этого многие теле и радио программы ведутся как на гражданском, так и на миноритарных языках. Но никакие языковые программы и курсы сами по себе не могут обеспечить это вовлечение. Необходимы институциональные изменения, которые ставят акцент не на механизмах функционирования той или иной социальной системы, а на потребностях индивидов, которым эта система служит. Следовательно, чем больше представителейнапример исламской цивилизации, проживает или будет проживать в той или иной стране Европы, тем более будут гипертрафироваться институциальные изменения в рамках потребительского общества. Это просто неизбежно.
 


Subscribe

Comments for this post were disabled by the author