bleis (bleis) wrote in lj_live,
bleis
bleis
lj_live

Парад 1941 года и Сталин

Сегодня особый день. Никогда еще я так остро не воспринимал годовщину Октября,  - раньше это был официозный праздник, а потом он как-то отошел вглубь моего будничного сознания.
Но сейчас великое значение социального переворота на фоне робких действий современной власти, очень похожих на действия царских властей, мое отношение к 7 ноября стало иным.
Кроме того, сегодня день того Парада, который был проведен на краю смерти.

Ниже публикую фрагмент из моей книги о Сталине (ЖЗЛ). И поздравляю всех, кто меня понимает.


 

Все чаще в рабочем дневнике командующего группой «Центр» фон Бока звучат сдержанные ноты тревоги. 30 октября он отметил: «Наши потери растут. В зоне ответственности группы армий более двадцати батальонов находятся под командой лейтенантов» (Бок Ф. Я стоял у ворот Москвы. Военные дневники 1941—1945. М., 2006. С. 219). Из записи 3 ноября: «Личный состав соединений утомлен до крайности».

6 и 7 ноября Сталин провел два мощных пропагандистских удара: торжественное заседание Моссовета и военный парад на Красной площади в связи с 24-й годовщиной Октябрьской революции. 1 ноября он вызвал Жукова и удостоверился, что противник в ближайшие дни не готовит большого наступления.

Заседание Моссовета проходило вечером на перроне станции метро «Маяковская». В мирное время такие мероприятия проводились в Большом театре. Трибуна была установлена в конце платформы, с одной стороны стоял поезд с отрытыми вагонами, где были столы с бутербродами и чаем, с другой — подошел состав, откуда вышел Сталин, сопровождаемый Маленковым и Берией. Там был и Жуков. Собрание открыл председатель Моссовета В. П. Пронин, за ним выступил Сталин.

Все помнили его речь 3 июля. Теперь враг стоял у ворот столицы.

Сталин признал, что опасность стала еще больше, но его тон был оптимистичен: успехи противника — временные. Он сказал о провале «блицкрига» и определил главные задачи: превратить СССР в единый военный лагерь и «истребить всех немецких оккупантов до единого». Он сравнил потери сторон: по его словам, потери немцев были выше примерно в два с половиной раза, что было чистой фантастикой. На самом деле советские войска потеряли в несколько раз больше, чем немецкие. Когда Сталин, Маленков и Берия стали покидать президиум, началась овация. Сталин остановился, подождал, потом показал на часы и покачал головой. Овация гремела. «По залу минут десять бушевали волны восторженного вдохновения» (П. Судоплатов). Он подчеркнул, что советский строй является наиболее прочным строем и что другие государства при таких потерях территории, вполне вероятно, «не выдержали бы испытания».

И еще. Он определил характер военных действий: «Немецкие захватчики хотят иметь истребительную войну с народами СССР. Что же, если немцы хотят иметь истребительную войну, они ее получат». Реакция зала была единой: «Бурные, продолжительные аплодисменты».

Речь Сталина, по свидетельству очевидцев, дышала твердостью и уверенностью в своих силах. Она была короткой и эмоциональной. Он сказал о скором военном крахе Германии, о моральной деградации противника, слабости ее тыла, непрочности ее союзников.

Заседание транслировалось по радио. Потом был большой праздничный концерт — как в мирное время. Страна, слушавшая радиопередачу из Москвы, поняла, что столица держится.

Финал речи должен был подключить к силам сопротивления тайные резервы русской истории: «Пусть вдохновляет вас в этой войне мужественный образ наших великих предков — Александра Невского, Дмитрия Донского, Александра Суворова, Михаила Кутузова!»

По сути Сталин повторил мысли из обращения к народу митрополита Сергия от 22 июня 1941 года. Вождь вспомнил и Ленина, но отдельно: «Пусть осенит вас победоносное знамя великого Ленина».

На следующий день в 8 часов утра на Красной площади состоялся военный парад. Шел густой снег. Налета не ожидалось, тем не менее, здесь дежурили радисты, готовые быстро предупредить об опасности. Военные части, проходившие по площади, получили приказ: что бы ни случилось, сохранять порядок и дисциплину. Это означало только одно: быть готовым и под обстрелом не сбиться с парадно-

го шага.

Это был последний парад, суть которого отражена в знаменитой песне «Гибель «Варяга», любимой Сталиным: «Наверх все, товарищи! Все по местам! Последний парад наступает...»

В итоге Сталин одержал великую пропагандистскую победу. Войска с Красной площади ушли на фронт, снег запорошил их следы, а сталинский голос на радиоволнах врезался в память воюющего народа.

Subscribe

Comments for this post were disabled by the author