Юрий Половников (polo79) wrote in lj_live,
Юрий Половников
polo79
lj_live

  • Music:

Граница эпох в литературе

С количеством прочтённой русской и зарубежной литературы меня всё чаще посещало ощущение, что книги 18-19 веков и века 20-го чем-то явно отличаются, но чем конкретным и что это различие собой представляет у меня долгое время не выходило сформулировать.

С одной стороны стоят Пушкин, Тургенев, Лермонтов, Гончаров. ранний Толстой и огромное количество их бессмертных трудов. Стиль в них описательный, конкретный и очень прозаичный: ты читаешь именно то, что написано. В них существуют глубокие идеи, они затрагивают твою душу, но всё это живёт и понимается отдельно от текста. Само же повествование в них всех не несёт особого цепляющего символизма. Даже если это красочная и сочная поэзия Пушкина, то она рисует образы, дарит наслаждение игрой слов, но не оставляет впечатление насыщенного смыслом символизма.

Другое дело — книги Камю, Фаулза, Вулф, Маркеса, Оруэлла и прочие современные вещи. Многие из них настолько же повествовательны, но их текст оставляет совершенно другое впечатление — жизнь его кипит в каждом абзаце, он богат символизмом и смыслами. Ты дочитываешь фрагмент, отводишь глаза от страниц и чувствуешь, что чувства и мысли носятся внутри тебя как бешеные муравьи. Здесь идеи и образы не живут отдельно от текста — они прячутся за каждой буквой и каждым словом, а на страницах формируют целые партизанские отряды.

К этой границе приближались с одной стороны Достоевский и Толстой, с другой стояли Камю, Вулф и Ремарк. Более чётко границу знакового скачка в западном литературе я провести затрудняюсь, но в России это были почти экзистенциалистская повесть «Смерть Ивана Ильича» Л.Н.Толстого (1886) и «Гранатовый браслет» А.И.Куприна (1911). Всё, что было после них и в России, и на западе, становилось уже совсем другой литературой.
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author