Юрий Половников (polo79) wrote in lj_live,
Юрий Половников
polo79
lj_live

Две памяти

Любопытно сравнивать разные воспоминания об одном и том же событии, особенно, когда они диаметрально противоположны в интерпретации. Вот, например, фрагменты двух мемуаров об одном спектакле 1912 года (Териокский театр, пьеса Стриндберга "Виновны - невиновны" в постановке Мейерхольда). Одни воспоминания принадлежат Владимиру Пясту, другие - Карин Смирновой, дочери Стриндберга.

Вл. Пяст:
Но истинным шедевром Кульбина был сделанный им по многочисленным карточкам Стриндберга, привезенным мною из Стокгольма, «синтетический» портрет его в плакатно-кубистической манере. Да, именно такие портреты должны быть выставляемы в подобных случаях, а не тщательно вырисованные «станковые», — всегда «камерные», вещи. Что портрет был замечательный, доказывает мнение самой дочери Августа Стриндберга и, столь строгого к пиетету по отношению к памяти покойного, В.М. Смирнова. Они нашли портрет не только очень схожим, но едва ли не лучшим, чем все известные им портреты.
К. Смирнова:
Когда оно кончилось, нас подвели к черно-белому, поясному «кубистскому» портрету Стриндберга с треугольным носом, четырехугольными щеками и тому подобное. (Художник делал его, как нам показалось, исходя из картины Рикарда Берга). Я сдерживала смех, а Владимир, не находя других слов, из вежливости повторял: «Очень интересно, очень интересно!», и мне было еще труднее сдерживать смех, тем более, что нас снова окружили молчаливые артисты, глядевшие на нас в ожидании...
Вл. Пяст:
Л.Д. Блок уступила им свою — понятно, наиболее аккуратную. Зная шведские и финляндские обычаи, я потребовал, чтобы была прибита многорогатая вешалка, и на каждом рожке было повешено по чистому полотенцу, всего счетом не менее четырех.

Увы! На всей даче стольких выглаженных полотенец не оказалось...

Пришлось, в посрамление хозяевам, удовольствоваться снабжением рожков вешалки лишь тремя свежевыглаженными полотенцами. Правда, была некоторая «компенсация» в том, что одно из этих полотенец было длиннейшее и широчайшее, чудесного беленого льна, с красными обширными вышивками по обоим зубчатым краям...
К. Смирнова:
На следующее утро, очень рано, мы кое-как умылись холодной водой из кувшинов и утерлись своими носовыми платками – полотенца, висевшие на гвоздях, были несвежие.
Вл. Пяст:
Утром мы с Владимиром Михайловичем Смирновым поздравили друг друга с именинами; кофе гостям было подано так тщательно, — с точно таким маленьким молочником, какой полагается везде для сливок, с салфетками, — что чувство стыда перед заграничными гостями у меня вполне изгладилось.
К. Смирнова:
Поезд из Петербурга в Гельсингфорс проходил Териоки около восьми утра, если не ошибаюсь. Попрощаться с нами никто не явился, ни чаю, ничего: во всем доме тишина. Все спали.
Полностью и те и другие воспоминания тут:
http://ristikivi.spb.ru/docs/terijoki-pyast-1.html
http://ristikivi.spb.ru/docs/terijoki-smirnova-1.html

ps Большое спасибо tilma_s за помощь с нахождением воспоминаний Смирновой.
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author