Юрий Половников (polo79) wrote in lj_live,
Юрий Половников
polo79
lj_live

Белковский /про РОЗы/если вы ещё не в курсе

Говорят, что у нас, в РФ, сформировалась экономика трубы. Это не совсем так. Труба— всего лишь бессловесное металлическое орудие этой экономики. Основу же ее составляют три понятия, они же факторы, они же источники и составные части: а) Распил; б) Откат; в) Занос. Это экономика РОЗ.
Распил, откат и занос стали не просто целью экономической деятельности в современной России. Но практически единственным побудительным мотивом такой деятельности. Там, где заведомо непонятен объем, цвет и запах РОЗ, просто никто не будет ничем заниматься.

... «безоткатный» способ прямо противоречит устройству экономики РОЗ. Там, где нет распила, отката и заноса, нет вообще ничего. Колесо не крутится, машинка не работает. Бизнес никуда не стремится, чиновники не принимают никаких решений. Экономическая деятельность становится невозможной. Такова философия этой экономики.
Нельзя сказать, что экономика РОЗ всегда была вопиюще неэффективной. В начале своего существования, когда эта экономическая модель только становилась на ноги, распил составлял порядка 20–30%, откат— 10%, а занос— типа 2% (помните анекдот— «на эти два процента я и живу»), все более-менее работало.
Коррупция обернулась живой водой для экономической активности. Именно благодаря коррупции бизнесмены бизнесили, чиновники быстро проворачивались на своих местах, деньги (даже в случае их трагического отсутствия в казне) выделялись, что-то строилось, что-то даже процветало.
Но вторая половина нулевых годов выявила роковую закономерность экономики тотальной коррупции (ЭТК— синоним экономики РОЗ). Оказывается, в ситуации, когда коррупция становится единственным мотивом экономической деятельности, объем распила, заноса и отката неконтролируемо растет.
Когда распил (т.е. сумма, подлежащая уворовыванию в разных формах) начинает превышать 60%, откат (возврат с полученных сумм)— 30%, а занос (превентивная взятка до начала проекта)— 10%, ни один проект, по-хорошему, реализован быть не может. Потому что выполнить проект при таком масштабе коррупционной составляющей можно только за счет: а) радикальной экономии на себестоимости, а значит, на качестве, и б) радикального завышения цены товара или услуги.
Экономика РОЗ неизбежно ведет к тому, что цена и качество расходятся друг от друга на космическое расстояние. В силу чего товар и услуга, сотворенные в условиях тотальной коррупции, становятся неупотребляемыми на рыночных условиях. Грубо говоря, нет никакого рыночного смысла покупать по $30 тыс. за 1 кв. м. «элитное жилье», построенное гастарбайтерами. За такие деньги лучше жить в другом месте.
Все свои убытки и несуразности экономика РОЗ вынуждена покрывать за счет государства. А государственный карман— хоть и резиновый, но все же не безграничный. И в процессе естественного развития ЭТК он обязан лопнуть (порваться). По законам не столько экономики, сколько физики.
В период своего становления экономика РОЗ, по большому счету, соблазнила миллионы простых россиян. Действовал принцип: даешь— получаешь, не даешь— иди на фиг. Показатель того, что ЭТК входит в стадию системного кризиса,— разрушение этого важного принципа. Сейчас очень часто ты даешь— и все равно идешь на фиг. А почему? А потому, что приниматели решений в экономике РОЗ настолько пресытились ее дарами, что мелкая клиентура им уже не нужна.
Здесь же и неадекватное ценообразование. Например. Если ты живешь в квартире за $300 тыс. и покупаешь справку БТИ за $3 тыс. — это нормально. Но если справка вырастает в цене до $30 тыс.— это уже за гранью. В таком случае лучше просто не получать никакой справки, то есть не покупать коррупционную услугу.
Все это неизбежно приводит к важным, системообразующим последствиям, а именно— к эрозии социальной базы такой экономической модели.
В конце 1980-х годов прошлого века советская элита пришла к осознанию того, что экономика «развитого социализма» более неэффективна. Эта государственная мобилизационная экономика была способна создать атомную бомбу и отправить человека в космос. Но не могла обеспечить усталого позднесоветского человека минимально удобоваримым набором потребительских благ.
Сегодня экономика РОЗ подходит к той же самой границе. Ее неэффективность начинают осознавать те, кто создал эту экономическую систему и управляет ею. Но избавиться от экономической модели, построенной на тотальной коррупции, будет очень непросто. Куда сложнее, чем 20 лет назад— от советской модели тотального государственного планирования.
Экономика РОЗ— это наркотик. На ее игле сидят тысячи тысяч чиновников и бизнесменов вкупе с обслуживающим их персоналом. Фактически, вся «элита», в правильном социологическом значении этого слова— «совокупность людей, принимающих важнейшие решения». Умом многие из них понимают, что с иглы надо слезать, иначе— скорая смерть. Но сердцем и руками они всё ещё тянутся к новой дозе.
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author