bleis (bleis) wrote in lj_live,
bleis
bleis
lj_live

ЧТО БЫЛО НА ВСТРЕЧЕ С НЕМЦОВЫМ НА САМОМ ДЕЛЕ

Как я уже говорила, в четверг 4 ноября я благополучно выбралась на презентацию книги-доклада Бориса Немцова "Лужков.Итоги". И, как оказалось, самое "интересное" пропустила, потому что сегодня полно сообщений, что в него то ли ботинком швырнули, то ли водой плеснули, то ли гвоздиками осыпали. Попутно на тех же информационных ресурсах я обнаружила, что большинство мини-заметок об этом событии довольно тенденциозно представляют событие. Будто бы взошел такой народный трибун на сцену, произнес пару политических призывов, а тут и ботинки подоспели. На самом деле все было немного не так.

Мероприятие было мирное, дружелюбное, симпатичное и спокойное. Народу было много, но аншлаг по буквоедским меркам все-таки был не чрезмерный. Если на Дину Рубину народ набился за два часа до встречи, а за час в зале не осталось ни одного свободного места и поклонники писательницы вовсю вытесняли прессу с предназначенных ей стульчиков-диванчиков, на Немцова все подтягивались гораздо более лениво-спокойно, однако к моменту начала презентации все посадочные и стоячие места тоже были заняты.
 
За час до начала презентации у входа в Буквоед дежурила маленькая скромная милицейская машинка (продукт российского автопрома, изрядно помятый). Позже, говорят, к ней присоединился ОМОН. Но все равно все было очень мирно и спокойно и внутри, и снаружи. Я немножко нервничала, не будет ли каких-нибудь общественных инцидентов, так как была с ребенком.
 
Сам Немцов появился в Буквоеде как минимум за час. Во всяком случае, когда я бежала с детенышем на третий этаж, чтобы посадить ребенка на пару часиков в уголок для детских игр на третьем этаже, умудрилась помешать политику и журналистам проводить фотосессию. Немцов живой был не совсем похож на себя экранного, я даже не сразу его узнала. Узнав, поздоровалась и извинилась. Он не менее любезно поздоровался в ответ. Надо сказать, его способность и манера смотреть людям "глаза в глаза" и общаться "как с родными" (или хотя бы хорошо знакомыми) очень приятна и крайне редко распространена в наших краях.
 
Публика собралась довольно приятная. Взрослая, но не престарелая, образованная, но не юродивая.
Гендерный состав - смешанный. В общем, на первый взгляд на демшизу не похожая.
 
Во время предварительного часа Немцов давал кому-то интервью в зале деловой литературы. Зал в это время был "оцеплен" его охраной, довольно приятными и толковыми профессионалами. Во всяком случае, они любезно предоставили мне возможность войти и взять нужные книги. У Лимонова охрана гораздо более смешная (он ходит с тремя гламурными молодыми людьми исключительно манекенного вида, очень красивыми, красивые охранники к Лимонову тесно прижимаются). А у Хакамады гораздо более угрожающая с виду (прим. - воспоминания по презентации одной из ее книг в Библиоглобусе). С прессой Немцов общался в очень приятной открытой европейской манере. Без перекошенного лица в духе "ваше издание недостаточно хорошо, чтобы ему давать интервью".
 
Презентация началась ровно вовремя. Сначала Борис вспомнил о том, что накануне ушел из жизни Виктор Степанович Черномырдин и предложил почтить его память минутой молчания. В Петербурге немного любителей Черномырдина, но зал, поддавшись харизме и обаянию Немцова, спокойно встал и память почтил. С безупречным чувством ритма Немцов траурную паузу затягивать не стал, зал посадил и порадовал слушателей веселыми и занимательными байками из жизни Виктора Степановича. Говорил тепло, по-человечески, в приятной жизнеутверждающей манере.
 
Потом перешел собственно к презентации книги-доклада. И опять умудрился сделать это довольно весело. Зрители слушали благосклонно и внимательно. Хотя, конечно, критиковать Лужкова в Петербурге - это занятно. Дело в том, что работа всех городских служб в бытность Валентины Ивановны Матвиенко настолько хуже того, как это работало в Москве в лужковские времена...  В общем, критика Лужкова в Питере - это смешная история.
 
Вопросов задавали не слишком много (уже время поджимало) и вопросы задавали люди своеобразные. Один из первых "вопрошателей" представился "внуком Николая Второго" и "монархистом по происхождению и призванию", длинно и путанно выдавил тираду о том, как Лужкова надо отжать как грязную тряпку, но оставить его работать на пользу родины, ибо управленческий опыт огромный. Хотя уже и зал, и ведущий, и, кажется, даже охранники, начали волноваться, Борис выслушал этот монархический монолог до конца, приступив к ответу умудрился никак не опустить этого городского сумасшедшего (сделать вопрошающему приятно могут очень и очень немногие "выступатели", пока видела только как с этим легко управлялась Дина Рубина) и очень элегантно отшутился, и вроде бы на вопрос ответив, и свою позицию очень внятно высказав. Еще вопросы задавали женщина с "демшизовским акцентом", которая развернуто высказывала Борису Ефимовичу всестороннее одобрение (мол, и критикуете Вы всех хорошо, и Ваш малыш прекрасно растет), но выразила свою боль и разочарование, что в свою бытность работы в ельцинском правительстве Немцов не поборол пристрастие к выпивке Бориса Николаевича. Аргумент был замечательный: "А ведь зарплата тогда у вас была побольше, чем у нас... Что же вы страну не уберегли от пьющего президента". И опять Борис ответил просто, смешно и искренне.
 
Пожалуй, повторюсь: в общении с залом Немцов очень открыт, доброжелателен и очень точно на людей реагирует. Между прочим, глядит людям в глаза и умудряется считать их настроение, скепсис, мысли, выражение глаз... Во всяком случае, производит такое впечатление. Та же Хакамада, когда выступает публично, больше сама собой красуется, а когда "живые люди задают живые вопросы", чувствует себя несколько неуютно и стремится закапсулироваться в своей "умности и красивости".
 
Однако, нечто в Немцове у меня вызвало весьма противоречивые чувства. Восприятие строго личностное, но себе и своей интуиции я вполне доверяю. Мне очень не понравилось, как Немцов выглядит, хотя выглядит он по всем параметрам исключительно хорошо. Он высок, моложав (даже не просто моложав, а откровенно молод), в прекрасной форме, хорошо и уместно одет. Но есть в этом какая-то стилистическая червоточинка - слишком черняв (просто в духе "мой дедушка - эфиоп), пиджак притален чуть более, чем это возможно (микроскопически, но чуть более), носки ботинок чуть более узконосы, чем это стилистически корректно (микроскопически, но чуть более), загар чуть более насыщенный, чем это приятно глазу. В общем, получается какой-то обаятельный итальянский жиголо довольно хорошего класса. Обаятельный и жуликоватый жиголо.
 
Речи говорил убедительные и внятные, но фантастически плебисцитные, передернутые фактологически и тотально безответственные. При этом неизменно вызывая симпатию и поддержку. Даже мне, преисполненной содержательного скепсиса, было довольно трудно в него "бросить камень".
 
Презентация вовремя началась и вовремя закончилась. Очередь за автографами выстроилась обильная (но опять-таки меньше, чем к Дине Рубиной). Я побежала за ребенком на третий этаж, а потом еще дважды возвращалась в зал. То шарф забыла, то книжку. Все было мирно, спокойно и благостно. Клубилась очередь за автографом, публика была довольна и счастлива "живым Немцовым".
 
Да, несмотря на то, что я отметила в Немцове неприятный стилистический акцент, назовем его итальянски-эфиопским, безусловно, у него есть масса редких и ценных качеств. Отчетливая и качественная харизма, очень большое физическое присутствие, сильно действующее обаяние, редкая и приятная манера общаться с людьми, хорошие "выступательные" качества.
 
Самое лучшее, что могу сказать о Немцове и за что ему мой большой и искренний респект - он говорит грамотно по-русски "НА УКРАИНЕ", а не политкорректно-плебейское "В Украине". Хотя работал на украинской стороне в важные пост-оранжевые годы. Мелочь, а очень приятно.
 
Да, о политических заявлениях. Ну, критика Лужкова такая заурядная критика Лужкова. Это все можно прочесть в открытых источниках. Критики Матвиенко не было. Но не потому, что Немцов "испугался и не стал критиковать", а потому, что честно заметил, "может в Питере будут питерские свою власть критиковать". Сказал, что сейчас очень важны письма знаковых людей в поддержку Ходорковского. Сказал, что власть понимает только общение в виде протеста, и что-то меняет после того, как несколько тысяч человек выйдут на демонстрацию (пример - снятие Бооса в Калининграде, закрытие опасного производства в Абакане).
Утвердил, что надо бороться за права арестованных лимоновцев и иже с ними, ибо это наши всеобщие права. И не страшно, если победят на свободных выборах коммунисты, надо будет конструктивно решать эту проблему. В общем, все было очень мило и не-трибунообразно. Симпатичный мужчина с шутками и прибаутками выступил на заданную тему. На народного трибуна никак не тянет.
 
А тетенька, возглавляющая питерскую "Солидарность" (движение, к которому сейчас имеет отношение Немцов), жесточайше уродлива. Ну, просто средних лет, очень неухоженная и толстоватая. Не думаю, что у движения есть будущее. А я никогда не ошибаюсь со своими политическими прогнозами "по внешнему виду". Когда мне нравился Немцов - он работал в правительстве :-)).
 
И важный постскриптум: если какой-то идиот действительно бросил в Бориса какой-то предмет или плеснул в него какой-нибудь жидкостью - это дурость, глупость и гадость. Даже не потому, что мелко. Даже не потому, что Немцова жалко (а мне, между прочим, жалко. Стоит человек беззащитный на сцене и публику развлекает). А потому что ужасно не соответствует месту и его атмосфере. В Буквоеде удивительная атмосфера на книжных встречах - живая, намоленная, включенная, пиететно-книжная. И тут ботинками бросаться - все равно что в филармонии газы пускать. Неуместно.



 

Subscribe
Comments for this post were disabled by the author