Юрий Половников (polo79) wrote in lj_live,
Юрий Половников
polo79
lj_live

Вади Далия


Когда последний раз вы бывали в пещере? Да еще в такой, где давно никого нет, хотя у нее древняя и кровавая история?

Есть у нас один знакомый, очень колоритная личность. Зовут его Миша Эзер, он бывший ленинградец, отказник, более двадцати лет назад приехавший в Израиль. У него то ли 4, то ли 5 дочек (видать, долго не сдавался), ему, наверное, около 60ти, но он во многом остается эдаким бородатым геологом, который "солнцу и ветру брат", с непреодолимой тягой кочевать по диким местам. Места эти он знает, любит, и часто водит очень своеобразные экскурсии в такие уголки, о которых без него никогда бы и не услышал.

Израиль - маленькая страна, и даже с теми территориями, которые называются "палестинскими", "освобожденными", "оккупированными", "западным берегом" или просто "Иудея и Самария" (смотря кого спросить), его можно переехать поперек за полтора-два часа. Но она настолько насыщена историей, что где не копни - натыкаешся сразу на несколько ее пластов. Есть широко известные и часто посещаемые исторические места, как например Иерусалим, где посреди одной улицы старого города можно увидеть шахту глубиной метров 15, обнажающую наслоение культурных пластов - Евусейского поселения 3500 лет назад, города времен царя Давида и Соломона 3000 лет назад, следы пожарища , устроенного Навуходоносором в 6ом веке до н.э., камни, видевшие самого Александра Македонского, восстания Маккавеев, улицы времен древнего Рима, Византийского владычества, мусульманского, от мамлюков до турок, и до наших дней. А есть места мало кому известные, и по самым разным причинам. Вади Далия - одно из таких мест. Это далеко, последи пустынной местности, и на "территориях". Последнее как правило означает, что это может быть небезопасно, и визит туда по-хорошему надо согласовывать с армией, которая его на всякий случай запретит, и только такие, как Миша, забив на все и всех, водят туда маленькие группы своеобразных экстремалов, прямо как сталкер на "зону".

Пошли мы туда в самое подходящее время года - в начале февраля не жарко, и каменистая полу-пустыня торопится расцвести  - ведь уже к концу апреля она будет выжженна солнцем:
Начало пути - вид на отроги Самарии от Иордана


Карабкаться приходилось довольно много, но все усилия компенсировал вид цветущей пустыни:








Наконец, забравшись в одно из небольший ущелий, мы достигли цели. Надо сказать, что Миша постоянно развлекал нас, рассказывая кусочки истории этих мест на каждом "привале". А истории этой - где-то 23 века, и начинается она в 333 году до н.э., когда войска Александра Македонского подошли к Иерусалиму. Надо сказать, что македонцы нашли в этих землях два народа, постоянно конфликтующих друг с другом - евреев и самаритян. Когда за несколько веков до того Навуходоносор угнал на восток 10 из 12 колен израилевых, он пригнал вместо них чужой народ, который решил, что раз они уж тут, то надо поклоняться местному божеству, и попросились в иудаизм. Евреи им отказали. Тогда они решили, что и сами во всем разберутся, поставили себе жертвенник, "альтернативный" иерусалимскому, на горе Гризим над Шхемом, и с тех пор конфликтовали с евреями. К слову, самаритяне сохранились до сих пор, буквально несколько сот человек, они считают, что они - настоящие евреи, у них есть своя версия пятикнижия, немного отличающаяся от еврейской (и христианской), и на той самой горе Гризим они каждый год приносят пасхальную жертву, как положено.

Но вернемся к македонцам. Существует известная история, что молодой царь-полководец, в знак своей власти, возжелал поставить свою статую в самом Храме, где любые изображения строжайше запрещены. Казалось бы, евреям нечего было противопоставить македонским фалангам, но первосвященник Шимон а-Цадик вышел к Александру и сказал ему примерно следующее:
"Великий владыка! Твое изваяние будет несомненно великолепно, но пройдут годы, века, и оно обратится в пыль, от него ничего не останется. Если ты действительно хочешь увековечить свое имя - не оскверняй нашего Храма, а мы назовем всех сыновей, родившихся в этот год у священников, твоим именем. У нас принято называть детей именем деда, и таким образом твое имя будет жить вечно, из поколения в поколение."
Царь согласился, храм не был осквернен, а имя Александр действительно вошло в обиход у евреев. Моего брата, например, так зовут, так что можно сказать, что даже мои родители все еще расплачиваются с македонским царем.

Так или иначе, македонцы поначалу не встретили никакого сопротивления - напротив, евреи и самаритяне бегали кляузничать друг на друга к новому "пахану", пытаясь подсунуть друг дружке как можно больше шпилек. Не будучи по-настоящему независимыми, сидя то под персами, то под Птолемеями, они почти не воевали открыто, но очень активно друг другу пакостили. Вот забавный пример: еврейский синедрион, верховный суд, должен был каждый месяц, опросив свидетелей новоржденной луны, объявить о наступлении нового месяца. Так как уже тогда существовала диаспора (многие не вернулись из Вавилона), эту весть передавали кострами, зажигаемыми на вершинах холмов - прямо, как показано во "властелине колец". Все это было очень важно, ведь от даты начала месяца зависят даты праздников, а в праздники строжайше запрещены многие действия, как в субботу. Ошибиться - значит осквернить праздник, нарушив божественные указания. Самаритяне, которые были в курсе дела, зажигали "фальшивые" костры, сбивая с толку всю систему. Помехи на линии. В результате решили посылать гонцов, но в дальние края это брало несколько дней, и некоторые праздники (которые близко к началу месяца) за границами земли Израиля решили праздновать два дня, на всякий случай. Так оно и есть до сих пор, кстати. А во-вторых, был разработан, вычислен и расписан календарь, насколько я знаю - самый точный на сегодняшний день (в смысле "теряемых" минут ежегодно). Это было непросто - месяцы у евреев лунные, но год солнечный, ибо Песах должен быть весной. 12 лунных месяцев - это ощутимо меньше солнечного года (поэтому мусульманские праздники "гуляют" по временам года), и в результате получилось 7 високосных лет за 19ти-летний цикл, причем високосный год - это год с 13 месяцами. Этот календарь, наряду с международным, вполне официален в Израиле, и хотя "отслеживают" его в основном религиозные, все праздники, включая день независимости государства, празднуются по нему, и поэтму "скользят" туда-сюда по международному календарю.

Но мы отвлеклись. Все это не интересовало самого Александра, который, как известно, очень торопился покорить всю Ойкумену, но после его смерти Иудея оказалась во власти его преемников, Птоломеев, которые, ввязавшись в эти разборки, умудрились настроить против себя обе стоторны. И вот как-то раз очередной македонский наместник явился к самаритянам, а местная знать решила, что покажет всем кузькину мать, и сожгла его заживо. Когда они проспались, одумались, и вспонили, кто есть ху, они похватали свои семьи и побежали прятаться - в пещеру Абу Шинджа, что в Вади Далия.

Как раз когда мы задумались, как жилось в пещерах людям, привыкшим к цивилизации, Миша нам это наглядно продемонстрировал. На противоположном склоне оказалась "хирба":



Эта фотография строго горизонтальна - сложеный из камней дверной проем в одном из входов в пещеру служит этому доказательством. Это просто склон такой "косой", и кастати, очень крутой. В этой пещере живет араб Ризик из соседней деревни, километрах в десяти оттуда вместе со своим стадом коз, живет не круглый год, а несколько месяцев, пока пасет стадо. К нему часто приезжает (или тоже там живет, я не знаю) его жена, а с окончанием сезона они возвращаются в свой большой каменный дом в деревне, где у них полная цивилизация - электричество, телевидение, машина. А потом - опять в пещеру. Причем "живет со стадом" он в буквальном смысле - он спит в том же самом помещении, где и козы (там, собственно, и негде больше), на каком-то соломенном настиле.

В тот день к нему приехали родственники, и трое его племянников присоеденились к нашей экскурсии. По-русски они, конечно, не говорили, и на иврите почти тоже, и один из наших время от времени переводил на английский. Один из молодых арабов, как оказалось, был палестинским полицейским, провел три года в военном училище в Индии, и переводил остальным с английского на арабский. Палестинкий полицейский - понятие сложное, так как государства такого нет, а полиция, созданная по израильской же инициативе, есть, и она то с Израилем сотрудничает, то по евреям постреливает, так как у них одни и те же люди служат в этой полиции и становятся боевиками-террористами. Но парень был явно "off duty", широко улыбался и вообще был душкой. Он здорово рассек руку острым камнем, карабкаясь по скалам, и наша аптечка пришлась ему очень кстати.

Однако, мы оставили несчастных погорячившихся самаритян в темных пещерах. Они там были явно не первыми - при раскопках там была обнаружена утварь аж бронзового века - и видимо, не они одни знали об их существовании. Македонский карательный отряд их отыскал, блокировал, и произвел "зачистку". Лезть в пещеры они не стали, а решили проблему так же, как американцы во Вьетнаме. У американцев был напалм, но македонцы тоже не лыком шиты - они развели у входа в пещеру большие костры, гарь от которых до сих пор видна на стенах, и прятавшиеся постепенно задохнулись дымом.

Прошло более двух тысяч лет. Человеку трудно представить себе эту цифру. Вспомните, сколько всего произошло только за двадцатый век - целой библиотеки не хватит, чтоб все рассказать - а тут этих веков прошло 23. И вот бедуинское племя Тамра, прочесывающее эти места  в поисках древностей, наткнулось на пещеру, полную аккуратно лежавших скелетов, сложеных пирамидок из черепов, множество всякой утвари и папирусов. Бедуины к тому времени знали, что эти вещи дорого ценятся, ведь это были те самые бедуины, нашедшие лет 15 до того всемирно известные свитки Мертвого Моря в Кумране! Но археологами они не были, и при их "раскопках" они попросту разбивали и уничтожали все, что, как они считали, они не смогут продать. Они также знали, что горы помета летучих мышей, которым завалены пещеры, очень вредны для здоровья, но это их тоже не остановило.

 Бедуины чистили эти пещеры несколько лет, и были найдены многие очень интересные находки и записи, но все человеческие останки так и не смогли вынести, и по словам Миши, редкие посетители время от времени все еще находят части скелетов. На этой оптимистической ноте мы полезли в пещеру. Некоторые переходы были так узки и завалены гуано, что приходилось проползать по-пластунски. Да-да, по тому самому гуано. Пройдя несколько "залов", Миша усадил нас в кружок и при слабом свете нескольких фанариков начал "нагнетать атмосферу", время от времени прерываясь и спугивая лучом очередную засидевшуюся летучую мышь. В поднятой пыли от гуано было тяжело дышать, и очень хорошо представлялись ощущения сидевших тут обреченных самаритян, о которых Миша рассказывал.

Мишины слова о все еще находимых останках нашли самое живое подтверждение. Вот он с найденой в пещере челюстью, и рука вашего покорного слуги с куском черепа, судя по размеру - детского или женского. Честно говоря, мне было не по себе - хоть это и древняя история, а все же в каком-то смысле одна большая могила. Я повертел этот кусок в руках и не придумал ничего лучшего, как оставить его там, где взял.






Вот он Миша, разминает публику перед входом в пещеру. Справа от него - те самые племянники Ризика:



После посещения пещеры Ризик, как гостепреимный восточный хозяин, пригласил всех нас на чашечку очень горячего и очень сладкого чая у входа в свою "хирбу". Миша, вдохновленный видом, достал флейту, и у Ризика нашлось что-то в этом роде (пастух, все-таки). Я так и не понял, пытались ли они друг друга переиграть, или сыграть в четыре руки, но получилось что-то сумбурное, но впечатляющее. В основном - потому, что эти самые его племянники и сыновья некоторых из нашей группы, быть может, встретятся в следующий раз, смотря друг на друга через прицел автомата. Эти мысли были у всех, и они казались такими нелепыми...

Subscribe

Comments for this post were disabled by the author