Юрий Половников (polo79) wrote in lj_live,
Юрий Половников
polo79
lj_live

  • Mood:

умалишённый

прекрасное утро Черного континента!
рассвет кроваво сверкает на песчаных холмах долины, ветер мягко теребит листву пальм, и только глухие отголоски работающих кирок напоминают о близости Европы.

ласковое касание рассвета пробудило Мгвану, лежащего в углублении земли под засохшей финиковой пальмой, прямо возле покосившейся хижины. Мгвана был молодым негром 21 года от роду, кожа его была нежно-шоколадного цвета, а тело - худым и иссошхим, хотя мышцы все еще отчетливо проступали сквозь натянутую кожу: в молодых жилах негра донедавна бурлила нешуточная сила.
Мгвана хотел есть. и пить. впрочем, он был не очень обеспокоен, ведь это был уже 7670-й день, когда он пробуждался от сна с такими вожделениями. его кожа - и, особенно, губы - были настолько растрескавшимися, что он боялся лопнуть от лишнего глотка воды или съеденного финика. раньше у него не было повода этого бояться, ведь всю еду он приносил в дом, чтобы его мать и трое сестрёнок могли хоть как-нибудь прожить.

вся спина Мгваны была усеяна длинными, глубокими продольными шрамами, напоминающими борозды свежевспаханного поля. Мгвана заработал их в наказание за то, что как-то раз пытался украсть фламинго из усадьбы одного белого господина, жившего в соседней долине. хозяин поймал Мгвану как раз в момент, когда тот уже подходил к высокой решетчатой ограде с убитым фламинго в зубах. хозяин очень сильно гневался, еще бы, ведь фламинго были гордостью его поместья! Мгвана жестоко поплатился за свою алчность: хозяин хорошенько отделал его спину раскаленной кочергой.
Мгване до сих пор было очень стыдно за свой кощунственный проступок. когда у него спрашивали о происхождении шрамов, он говорил, что это повстанцы заклеймили его за то, что он не пошел воевать. Мгване было вдвойне стыдно за то, что из-за его преступления пострадал белый человек, ведь белые люди так много сделали для Африки! они дали Мгване работу, они рассказали ему о вероучении Иисуса, иногда им даже удавалось уговорить негров на время прекратить войну. а негры не хотели слушаться белых, они хватались за оружие и поднимали бунты на плантациях и на алмазных рудниках. глупые, глупые негры, как же Мгвана их не любил!

за годы до того, как долина обезлюднела, многие соседи Мгваны ушли воевать, бросив свои семьи на произвол фатума. Мгвану тоже пытались завлечь на войну, он даже приходил на деревенские собрания послушать идеологов повстанчества, но речи этих воинственных людей его не вдохновляли. мать Мгваны, будучи еще при жизни, рассказывала ему, что мама её мамы всегда повторяла то, что все беды в Африке только из-за негров. Мгвана в этом нисколько не сомневался, он знал, что если белый человек и гневался на негра, то это было только лишь за дело, как, например, когда Мгвана пытался украсть фламинго (глупый, глупый Мгвана!).

у Мгваны был удивительный дар: он умел разговаривать с животными. вот и сейчас он едва ли успел проснуться, а какой-то скорпион уже щекотал его ступню своим жалом и шипел "вссссставайте, масссссса Билл уже ждёт васссс". Мгвана живо вскочил на ноги, зажмурился и сладко потянулся руками ввысь, к Солнцу, которое нещадными кроваво-красными лучами уже столь ранним утром предрекало невыносимую дневную жару. пока Мгвана приводил в порядок и одевал ошмётки ткани, служившие ему одеждой, скорпион успел поведать ему немало важных новостей: оказывается, у семейства львов из лежащей неподалёку саванны родилось два львёнка, одного из которых той же ночью сожрали гиены, а роковая тарантулиха из близлежащей норки съела очередного супруга, который, бедолага, не успел вовремя удрать. Мгвана ласково провёл большим пальцем ноги по спинке скорпиона, поблагодарил его и отправился на работу.
работал он в десяти милях от своего дома, в усадьбе, принадлежащей массе Биллу, которая расцветала огромным белым цветком прямо у оазиса. интересно, думал Мгвана по дороге, почему оазисы всегда вырастают у поместий белых людей, а у хижин черных - никогда? наверняка это Иисус воздаёт им за заботу о народе Африки.

каждый день, идя всегда одной и той же тропой на работу, он мягко ступал босыми ногами по песку, а в его голове крутился рой жужжащих мыслей. Мгвана вспоминал, как умерли его мать и сестрёнки: у них была неизлечимая болезнь, которой негры болели испокон веков. он до последнего момента верил, что они излечатся, ведь Мгвана каждый день приносил им какую-то снедь, добытую честным трудом у массы Билла: только подумать, иногда он вручал ему целых три маисовых лепёшки! кроме того, Мгвана всегда мог набирать полную флягу воды из поилки, в которую наливали воду для хозяйской скотины.
но это не помогло. однажды он вернулся домой, неся под пазухой буханку хлеба очень грубого помола, который крошили в лоханки свиньям, или отдавали неграм, если свиньи им брезговали. зашёл в хижину - а мать лежит совсем неподвижно, глаза стеклянные и сама вся ледяная и странного цвета, а сестрички плачут у неё в ногах. а вскоре и сестричек не стало: покрылись все большими пятнами фиолетового цвета и умерли. Мгвана сжёг их, как и мать, прямо за хижиной, а пепел тщательно собрал и втихаря развеял в рощице хозяйской усадьбы, чтобы хоть следующие их жизни были счастливыми.

он не знал, от какой болезни умерли его мама и сестрёнки, знал только, что если появится такое пятно, каких было множество на их мертвых телах, то, значит, скоро и кончина твоя. однажды масса Биллл, гарцуя на лошади по территории поместья, ради забавы ударил Мгвану по плечу кнутом. боль была несильной, но на месте удара мгновенно образовалось большое фиолетовое пятно. Мгвана пришёл в ужас, пал ниц на землю и принялся во весь голос вопить, ожидая скоропостижной смерти. а масса Билл весело рассмеялся, - он знал, что негры жутко боятся этих пятен, и, все так же лихо гарцуя на великолепной лошади, подошел к нему и молвил: "Мгвана, ты не умрешь. я тебя прощаю и отпускаю тебе все прегрешения твои, вольные и невольные. пошел отсюда!". и правда, Мгвана не умер! не поднимаясь с земли, он бросился исступленно целовать сапоги господина, неистово повторяя "спасибо, масса Билл! спасибо, масса Билл!".

в тот день Мгвана шёл домой и всю дорогу благодарил Иисуса за то, что он дал жизнь такому прекрасному человеку, как масса Билл. ведь действительно, что было бы с Африкой, если б не масса Билл?
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author