Юрий Половников (polo79) wrote in lj_live,
Юрий Половников
polo79
lj_live

БЕЛЫЙ РУССКИЙ ЛАГЕРЬ КЕЛЛЕРБЕРГ

«… И после пыток безконечных,
Остановив безумья бег,
Русь на скрижалях вековечных
Напишет: «Лагерь Келлерберг!»







"Второй Галлиполи" - Белый Русский лагерь Келлерберг.

После тяжелейших переходов с боями по 60—100 км в сутки Русский Корпус к середине апреля 1945 года сосредоточился в Загребе — столице Хорватии. Новый командующий Корпусом гвардии полковник Рогожин, сменивший на этом посту умершего от паралича сердца 30 апреля 1945 года генерала Штейфона, категорически потребовал от германского командования немедленной эвакуации Корпуса в Австрию. Мотивировка была очевидной — в случае пленения остатков Корпуса Советами, их ожидали издевательства и мученическая смерть. 12 мая 1945 года части Корпуса миновали мост через Драву около селения Ферлах и перешли под защиту англичан, сдав им свое оружие и снаряжение.


30 октября 1945 года началась перевозка частей Корпуса английскими машинами в предназначенный ему для расквартирования лагерь Келлерберг. 1 ноября 1945 года полковник Рогожин отдал последний, прощальный приказ по Корпусу. Этим приказом заканчивалось существование последней Белой русской вооруженной силы и был основан Союз бывших чинов Русского Корпуса (СчРК), который впоследствии, в 1988 году, вошел в состав РОВСа.

ПРИКАЗ РУССКОМУ КОРПУСУ


1 ноября 1 945 года.
№ 129
Лагерь Келлерберг ( Австрия)

§1.
Офицеры, солдаты и казаки!
Когда четыре года тому назад, в день Св. и Благоверного Вел. Кн. Александра Невского, был основан Русский Корпус в Сербии, вы, не ставя никаких условий, вступили в его ряды.
Образ многострадальной Родины нашей, как и четверть века тому назад, властно требовал от вашей совести продолжения наново освободительной борьбы. Всеми нами овладело тогда одно стремленье и у всех вас была одна цель — уничтожить мировое зло — коммунизм.
Четверть века Родиной нашей владел и управлял режим, перед которым, безусловно, бледнеют все тирании всех времен.
Эта система, овладевшая величайшим государством в мире, сумела поработить душу русского народа и обратила его в рабов и инструмент для уничтожения национальных государств и политическо-зкономической свободы во всем мире. Вами руководили тогда самые чистые и идеальные побуждения и это было главной причиной, что мы не оказались одинокими в нашей борьбе. В наши ряды белых воинов потянулись со всех сторон Советскою Союза наши обездоленные братья — бывшие подсоветские граждане. Испытав на себе весь ужас тиранической системы и узнавшие, что в мире существует действительно свободная жизнь, они превратились в столь же непримиримых врагов коммунизма, как и мы.
Долгий и тернистый путь прошел Русский Корпус.
В нашей памяти навсегда останутся бои у Заяча, Крупань, Зворника, Лешницы, у Белого Камня, Вальево, Кладово, у Алексинца, Крушевца, у Чачка, бои у Шабца, бои по обеспечению долины реки Ибра; наш исторический поход через горы Санджака и Боснии, бои у Травника, Бусовача и Брчко.
На этом пути нами принесены святые жертвы крови и долга на борьбу с мировым злом — коммунизмом, и мы взошли на этом пути на Голгофу из-за нашей беспредельной любви к своей Родине и своему народу.
Да будет вечная память всем нашим боевым товарищам, жизнь свою отдавших за мечту утвердить свободную жизнь на нашей Родине.
Мы же, оставшиеся в живых, должны сберечь в своих душах священный пламень, нас вдохновляющий к патриотической борьбе и всегда быть достойными носить гордое имя — «Белый Воин».
Наша патриотическая борьба, в вынужденной для нас военно-политической обстановке, чистота и возвышенность наших побуждений поняты и соответственно оценены Английским Военным Командованием и им сделано все возможное, в данной обстановке, для облегчения нашего тяжелого морального и материального положения.
Сегодня распоряжением Английского Командования, все чины Русского Корпуса, находящиеся в Келлерберге, переводятся на гражданское положение и образуют Русский Белый Лагерь, мною возглавляемый.
Чины рабочих рот до перехода их на гражданское положение временно остаются на прежнем положении под моим руководством и контролем.
Русский Корпус, таким образом, прекращает свое существование.
Да поможет всем нам Господь претерпеть до конца и увидеть нашу Родину — Россию, освобожденной от красного ига и снова защитницей свободы и мира во всем мире.

§2.
Объявляю утвержденное мною Временное Положение о Союзе бывших чинов Русского Корпуса.

Полковник Рогожин

Лагерь ко времени прибытия Корпуса был совершенно не оборудован — грязь и холодные бараки. Однако, как когда-то в Галлиполи, корпусники сразу приступили к благоустройству. Были назначены коменданты и старшие бараков, начались общелагерные работы. По всему лагерю устроили тротуары-дорожки, очищенные от грязи, в специально отведенных бараках поместились церковь и госпиталь. Артисты, музыканты и художники занялись организацией театра. Появились гимназия, детский сад, начальная школа, клуб. Через каких-то полгода лагерь невозможно было узнать — это был благоустроенный русский населенный пункт, где на возведенной при входе красивой арке сделали надпись: "Белый русский лагерь".
«Я не могу вспомнить без душевного волнения, как бойцы Русского Корпуса стремились создать свои походных храмы в тех необыкновенно трудных условиях. Стремление это было стихийным. Все полки, по своему почину, создали свои церкви. На выбранном красивом месте в своём районе воздвигался алтарь, самого храма не создавали – молились под открытом небом. Материалом для постройки служили, главным образом, ветви, но всё было создано с таким вкусом и так много любви вкладывалось в это дело, что получалось красиво и оригинально. Часть церковного имущества полки привезли с собой в обозах, недостающую утварь быстро изготовили на месте в полках искусные мастера из консервных банок, дерева и т.п. Писались прекрасные иконы талантливыми иконописцами, используя для этого мешки… Таким образом, в расположении Корпуса было построено всего пять церквей, где регулярно совершались богослужения, умилявшие наши души и успокаивавшие наши смятенные сердца, наполняя их надеждой и верой в лучшее будущее», - писал в последствии полковник Рогожин.
«Келлербергское сидение» продолжалось долгих шесть лет; из них первые два были особенно тяжёлыми. Совершенно неблагоустроенный лагерь, форменный голод, холод, особенно в лютую зиму с 1945 на 1946 г., а главное режим, который ввел комендант лагеря, англичанин майор Донгер, – давали нам всячески понять, что мы всеми отвержены…»

После того как главный недоброжелатель — английский начальник лагеря майор Донгер — был заменен на майора Томпсона, жизнь стала намного легче. С первых дней Томпсон увидел, что корпусники — не наемные солдаты, а идейные борцы, мечтавшие освободить свою родину от коммунистов. Под влиянием его докладов английскому командованию и, главное, благодаря неустанным трудам корпусников по превращению лагеря в образцовый культурный центр, который не шел в сравнение ни с одним другим лагерем для военнопленных, отношение англичан менялось к лучшему. Во время многочисленных визитов высокопоставленные англичане повсюду видели образцовый порядок и большую культурную работу русских. Здесь побывали и английский министр, и представители американского и французского командования, и бесконечное множество разных чинов оккупационных войск. Все они ехали посмотреть на "русское чудо".

Но, помимо невероятных бытовых трудностей и морального давления со стороны англичан, над келлербержцами нависала ещё одна беда – постоянная опасность быть выданными на расправу сталинским палачам, как это произошло с русскими пленниками в Лиенце, Платлинге, Дахау и в других местах.

А коммунистическое руководство рьяно добивалось этого от Великобритании. Советский нарком иностранных дел Молотов по радио обвинял англичан в том, что они в пределах Западной Австрии держат вооружёнными «десятитысячный корпус Рогожина». А сталинский обер-палач Вышинский на заседании подкомиссии ООН требовал повесить полковника Рогожина и заявлял: «Белогвардейский офицерский корпус Рогожина продолжает сохранять своё значение одного из главных центров враждебной Советскому Союзу пропаганды».

В этой тяжёлой обстановке, в английском плену, был выпущен небольшой информационный листок, выросший впоследствии в широко известный в Русском Зарубежье периодический военный журнал «Наши Вести». Официально первый номер «Наших Вестей» был выпущен 1 ноября 1945 года. Но фактически это издание родились ещё 14 мая 1945 года в лесу, на окраине австрийского города Клагенфурт, где были расположены биваком части Русского Корпуса, за два дня до этого сдавшие оружие английским гвардейским гренадёрам. В тот майский день, в буквальном смысле в полевых условиях, был выпущен тот информационный листок, который и положил основание будущего журнала. Первоначально «Наши Вести» представляли собой небольшой бюллетень, носивший исключительно информационный характер. Источниками информации для него служили радиопередачи из Лондона, Нью-Йорка, Парижа, а также повседневная австрийская пресса и некоторые английские издания.

Постепенно, к началу 1950-х годов, корпусники покидали Келлерберг, переезжая из Австрии в другие страны, в большинстве своём – в США и страны Латинской Америки. 5 декабря 1951 года, с выездом бывшего командующего Русским Корпусом полковника Анатолий Иванович Рогожина в США, «Белый Русский лагерь Келлерберг» закончил своё существование.
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author