Юрий Половников (polo79) wrote in lj_live,
Юрий Половников
polo79
lj_live

Следы на песке. Сахара. Алжир.( Часть 4.)

Шоссе, как стрела, делит пустынную местность на 2 части. С интересом пытаемся разглядеть хоть что-нибудь, но ничего вокруг не видно. Пылевая завеса. Водитель включает музыку, и сразу становиться веселее. Музыка приятная, полностью соответствующая этой местности.
Через час съезжаем с шоссе и едем в сторону, без дорог, без разметок, без ограничений.
Вот оно! Пьянящее чувство свободы. Куда хочешь, туда и кати. Подминая колесами редкий кустарник, мы берем направление на юг.

Но как- то быстро, еще не успев далеко отъехать, останавливаемся на ланч. Мы еще не голодны, мы слабо протестуем. Но введя свои правила, туареги их никогда не нарушали. И главное правило поездки – переждать самую жару в укромных местах, там, где есть тень. Отдых и сон в обед- это у них так же свято, как сиеста в Испании или Латинской Америке. Турист может делать все, что хочет, хоть на голове стоять на самом солнцепеке, туарег же, должен как следует отдохнуть, выбрав самое прохладное место. А перед отдыхом, и это так же свято и нерушимо, туарег должен выпить чая.

Подъехали к невысоким скальным образованиям, которые в этих местах имеют естественные ниши.
Абдалла и Тиджани сразу завалились под скалу. Остальные стали разгружать первую машину, доставая из нее коврики, матрасики, посуду.
Атануф, взяв свой старый, облезлый коврик, бесцельно ходил среди скал, туда–сюда. Наконец, выбрав место силы, и расстелив шкуру ,он приступил к самому главному священному действию - приготовлению туарегского чая.

ИзображениеТуарегский чай.

Чай по-туарегски – это действие.
Это не просто заварил чай и пьешь, это особый ритуал. С неторопливыми движениями, пересыпанием, переливанием, наблюдением, выжиданием. Я сажусь рядом с Атануфом и почти час наблюдаю….
Для начала надо разжечь костер и вскипятить 1-2 литра воды. Веточки для костра Атануф собирает долго, не торопясь, вдумчиво бродя среди скал. Черной ладошкой, аккуратно, он расчищает место под костер, в виде круга, с невысокими краями. Веточки, палочки, щепочки, все складывается туда и поджигается. Дров мало, но вот как туареги умудрялись вскипятить 2 литра воды, еще и по несколько раз, для меня до сих пор загадка.
Атануф достает свою котомку - там у него пачка чая, набор для приготовления чая, деревянная шкатулка, где хранятся маленькие, стеклянные стаканчики, сверточки с разными травами и много, много сахара. Набор для приготовления чая включает в себя несколько разнокалиберных металлических чайничков и одну большую кружку.
В самый большой чайничек Атануф засыпает почти наполовину заварки. Прищуривается..., думает.... Бросает еще щепотку. Заливает кипятком, и разворошив огонь, ставит на угли.
Первая заварка - самая крепкая. И для туарегов – самая вкусная. Потому и снимать с углей чайничек Атануф не торопится - пусть настоится как следует. Другими словами, он просто кипятит чифирь. Не долго так, минут 20-30 )))))).
Мелкими порциями пробует готовность. Нет…. чай еще не так хорош. Надо его поварить слегка…
Атануф сгребает угли ближе к чайнику, и кипящая вода булькает через носик.
После того, как чай полностью настоялся, вернее, сварился дочерна, Атануф наливает небольшую порцию в металлическую кружку, куда до этого положил 1-2 стопки сахара. Вот здесь и начинается главный фокус- переливание чая из одной кружки в другую, до полного растворения сахара. Расстояние между кружками составляет до 30-40 см, и льющаяся струя похожа на густой сироп.
Из одной кружки в другую……затем обратно, и опять по кругу….
Сахар растворяется, жидкость насыщается кислородом, образуя густую пену. Атануф раскладывает пену по маленьким стопочкам, доливает сверху темной, пахучей жидкостью и протягивает мне:
-шай, туарег шай.
Беру стопку и делаю маленький глоток.
Крепкий и сладкий чай.
Непривычно. Такого много не выпьешь.
Раздав первую порцию, Атануф приступает к приготовлению следующей, постоянно досыпая заварки и доливая кипятка. В ход идут уже чайнички поменьше. Неторопливо, вдумчиво, он переливает заварку, взбивая густую пену.
-шай, туарег шай, - Атануф протягивает стопочки моим попутчикам.
Подходит Салям и объясняет, что это *туарег водка*, и лично они, туареги, такой *шай* очень любят)))))
Салям работал с русскими строителями, и что такое водка, знает не по наслышке ))))) Поэтому я верю ему сразу, почти как Станиславский) И это не удивительно - после такого чифиря бодрость на весь день обеспечена.-Атануф!
-а-а-а-а!
-будем фотографироваться?
-будем-будем, - радостно кивает Атануф и сразу же закрывает лицо. Настоящему туарегу не положено быть с открытым лицом.
Вот что про туарегов написано в Википендии:
**** Туареги считаются потомками берберов-зенага (европеоидная раса), смешавшимися с африканским и арабским населением Северной Африки. Поэтому многие туареги светлокожие, в отличие от окружающих их народов в Мали и в Нигере. По религии туареги — мусульмане-сунниты. Однако они сохранили много доисламских традиций, как например, матрилинейную родовую организацую, матрилокальное брачное поселение ……Женщины пользуются уважением в туарегском обществе. Не они, а мужчины закрывают лицо чадрой.****.
Поэтому, и хорошая фотография не может быть сделана, пока туарег не размотается и не замотается, покрасивши, вновь, в свой платок.
Приосанившись, Атануф гордо садится у скалы:
-а!
-красавец!

Изображение

Перекусив овощами и напившись сладкого чая, мы решаем еще раз обсудить наш маршрут. Здесь, и в дальнейшем, обсуждение было очень интересным. Потому как, говорили на 5 языках – русском, английском, французском, арабском и туарегском. А для тех, кто не знает эти языки, есть еще немецкий и испанский ))))).
Почти все члены нашей дружной компании говорят по-английски, Инесс знает французский ( она живет в Швейцарии), кто-то из прошлых поездок привез немного арабского……
Все происходило так:
Сначала мы говорили по-русски, потом Кирилл или Аня переводили на английский Саляму, тот, в меру услышанного переводил по-арабски Тиджани, и затем все обсуждалось туарегами между собой, на туарегском. Если что-то недопонимали, к переводу подключалась Инесс, которая не знает русский, зато говорит по-французски.
Слова катаются туда - сюда, уже и первоначальный смысл забыт.
Длинно построенные фразы в конечном итоге утрясаются в несколько слов.
-Тиджани, скажи, мы поедем в Тадрарт через Каньон Ин Джарен?
-нет, Абдалла считает, что надо заехать с юга, а выехать через север, через каньон.
-а мы увидим каменную свинью? Хрю-хрю такое….
-Мы вообще туда едем? Куда хотели?
Куда мы хотели мы и сами не знаем. Информации по этому региону очень немного, а длинные и запутанные арабские названия дюн, песков и камней нам ничего не говорят.
Тиджани терпеливо достает свой фотоаппарат и пытается найти там каменную свинью, которую я непременно хотела увидеть.
-эта?
-похожа,…..что-то мелковато, больно….
-а вот древние рисунки….их там очень много.
-это все Тадрарт?
-Тадрарт, Тадрарт.
В результате долгих переговоров, ланч растянулся еще больше, и у нас образовался тот маршрут, что я указала выше. Изначально, мы были уверены, что въезд в район Тадрарта проходит только через каньон Ин Джарен.
Но Абдалла взят не просто так, он знает здесь все камни и все пески, где можно проехать.
-все! ела-ела! -командует Абдалла.
-а! знаю! это типа - поехали)))))
-ну, так, поехали!!!!
Едем. Долго.
Все больше и больше встречаются невысокие, разрушенные временем и ветром горы, образующие причудливые фигуры на каменистом плато. Арки, столбы, гроты. Мы останавливаемся у некоторых, и Абдалла показывает нам древние рисунки.
-а сколько им лет? Салям! Спроси Тиджани, сколько лет этой росписи……
Тиджани жмет плечами и спрашивает у Абдаллы. Абдалла никогда этим вопросом не интересовался и отмахивается.
-древние…..древнее меня…..)))))

Изображение

У следующей арки я опять кричу Атануфу:
-Атануф! Будем фотографироваться?
-будем, будем!- радостно кивает Атануф и картинно замирает у скалы. Мое внимание ему явно по душе.

Изображение

Появляются пески. Их еще не много. И они слегка присыпают камни. Я все жду того чуда, которое однажды увидела в Сосуфлее. Но здесь все по-другому. А та местность, в которой мы останавливаемся на ночлег, вообще больше похожа на Штат Юта, в США. С одной лишь разницей - здесь вообще никого нет. Тихо. Необычно пустынно. Шелест ветра по песку…..
Песок….
Он девственно чист. Никаких следов. Никаких признаков жизни.
Небольшие волны определяют направление ветра. Я беру фотоаппарат и долго брожу, с удовольствием оставляя свои следы.
На ночевку укладываемся кто как - некоторые в палатках, а некоторые просто на матраце, под звездами.

Изображение
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author