bleis (bleis) wrote in lj_live,
bleis
bleis
lj_live

Джером Д. Сэлинджер. "9 рассказов".

Сборник произвел на меня более благостное впечатление нежели "Над пропастью во ржи". Мне теперь вообще непонятно, зачем уважаемый Сэлинджер ударился в новеллы. В малой форме он прекрасен. Если переводить на понятные мне реалии, то он, конечно, не "американский Чехов", то есть в малой-то форме он прекрасен, но заботит его не состояние эпохи и человек в эпохе, а человек, как он есть, его психология в разные периоды жизни. В целом (уж не знаю, кто выстроил так рассказы) композиционно красиво прослеживается человеческая жизнь, от младенцества до смерти. Причем соседство смерти и детства почти в каждом рассказе очерчено так или иначе. Думаю, стоит начать по рассказам:

1. "Хорошо ловится рыбка-бананка". (младенчество)
Светлый, летний рассказ, буквально насыщенный морским воздухом, вообще морем. Ты чувствуешь море, настроения героев, но кроме "йопвашумать" в конце я ничего не могла сказать. Самоубийство Симора Гласса в высшей степени непонятно мне (пока?). Да, еще от этого рассказа слегка пахнет педофилией, ну, совсем чуть-чуть, на мой скромный взгляд. Основное и бесспорное достоинство рассказа маленькая девочка... Маленькие девочки у Сэлинджера получаются гадкие и милые одновременно, какие-то обаятельные они что ли, хотя и отталкивающие.

2. "Лапа-растяпа". (детство)
Вот тут меня пробило. Что касается слов и литературных произведений меня очень тяжело впечатлить. Довести до определенных психологических состояний. И если после прочтения со мной случается истерика, или эйфория, или другое дисфорическое расстройство, то я преклоню колено перед этим. И этот рассказ Сэлинджера мною будет занесен под отдельный гриф между "Преступлением и наказанием" и "Босиком прожигая жизнь".
Фабула проста. Две тетки напиваются, как лошади. Хозяйка потеряла любимого человека очень давно и любила она только его. У нее же нелюбимый муж и дочь от этого мужа (боже мне искренне жаль, но тому ребенку нужен невролог как минимум). Девочка дружит с воображаемым мальчиком, при том настолько в него верит, что и спит на краешке кровати и вообще... Для девочки он реален, что, впрочем не мешает ей убить его и выдумать нового. Проблема в том, что девочка, по-детски, наглядно, дублирует поведение матери, которая все еще живет со своим умершим другом, а не с семьей. Мать частично это понимает - отсюда и агрессия к дочери и ее воображаемым мальчикам. В конце рассказа мать, видимо, понимает это окончательно и очень ярко видит, что вытворила с собой и с жизнью, что творит с ребенком. (это все только мое умозрение, я могу быть не права). И последний истеричесукий, отчаянный вопрос ударил мне в душу: "Тогда-то я была хорошей?!" Детский вопрос, дети часто спрашивают хорошие они или плохие. Рассказ по сути бытовая зарисовка, меня затронул так сильно потому, что а) гибель любимого человека это мой личный ад. Я осознаю кто со мной рядом и как мне повезло и смерть этого человека = смерть лучшей части меня. Я не знаю, как это объяснить, но кто сильно любил, тот поймет интуитивно, на словах получается глупо. и б) быть такой матерью я и боюсь...

3. "Перед самой войной с эскимосами".(отрочество)
"А девочка созрела" - в три слова укладываем рассказ. Рассказ в котором нет ровно ни одного приятного персонажа, чем-то похоже на присловутую "Над пропостью"... Странная девочка, влюбляется в чокнутого брата своей партнерши по теннису. При чем брат этот настолько цветисто описывается, что меня начинало местами подташнивать. Однако, и в этом "цирке уродов" не без дороты. Бутерброд с курицей, а ля "луковка" из "Идиота" Достоевского. Больше всего удивляюсь, насколько нормальна там брезгливость... Выяснилась смешная особенность, а брезгливо отношусь к берзгливым людям...

4. "Человек, который смеялся". (некий индивидуально усредненный период морального взросления)
хе-хе-хе. А мы потом еще справшиваем почему дети неврастениками становятся, а взрослые с ума сходят... Если ваш кумир "Человек, который смеется", то ... я даже не знаю... боюсь я долго буду смотреть на вас о-о-о-о-очень косо. Мне рассказ понравился, нет, честно. НО! Сам образ этого человека - кумира мальчишек - он отвратителен в качестве некоего "идола", того на кого эти маленькие сорванцы ровнялись. И смерть "Человека" для мальчиков - конец детства. Такая хорошая жирная точка. Для рассказчика это конец взаимоотношений со своей мэри, для читателя конец рассказа. НО! Это конец чего-то большего для всех сразу... чего? я не могу ответить на этот вопрос. Финал при всей его открытости и должном эффекте не дает ни направления мысли, ни вообще желания думать об этом. Едва только ворочается внутри ощущение скорее кинестетическое, что что-то кончилось...

5. "В лодке" (индивидуальные личные кризисы).
Этот рассказ был любопытен мне, как специалисту, по работе с девиантными детьми. Вот в рассказе писан типичный девиантный ребенок. Очень интересен был подход матери, к слову абсолютно верный. Хороший рассказ, мне очень понравилось.

6. "Дорогой Эсме с любовью и всякой мерзостью". (дефлорация/потеря девственности)
Ну, и где моя обещаная мерзость?! Хотя да... Мерзость была (опять же слегка веет педофилией, но не в такой запущенной форме как в "хорошо ловится....") в поведении героя. ЗАЧЕМ?! жениху знать, что было в войну. От этого отдает садизмом и ревностью, не погуляю на свадьбе, так хоть ее испорчу, правда что... Да и потом девочка сама виновата, любила мерзости, посылала папины часики? Получи, детка письмецо на свадьбу...

7. "Эти губы и глаза зеленые..." (серьезные отношения, любовь).
Банальная зарисовка о том, как пьяный муж конифолил мозги другу, по поводу "Все бабы дуры!". даже с точки зрения мужской психологии ничего любопытного.

8. Голубой период Де Домье-Смита (молодость).
Милый рассказ, в духе того же "над пропастью"... О том как один аферист обманывал других аферистов, но попутно влюбился в сестру, перподававшую рисование в монастыре. Милый рассказик, но опять же ничего особого. Любопытная деталь. В начале сказано, что этот рассказ способ сказать спасибо отчиму.... Отчим в рассказе фигурирует на третьих, если не на стопятидесятых ролях.

9. Тедди. (мурая старость, смерть).
Рассказ мог бы затронуть меня сильно, если бы я не притерлась к Сэлинджеру и не постигла отчасти его логику повествования. Рассказ о мальчике-вундеркинде, кторый помнит свои предыдущие жизни и може предказывать смерть, а точнее предостерегает людей от некоторых действий, которые могут повредить, в том числе и привести к смерти или помешать следующему воплощению. Прекрасный рассказ, если бы только не предсказуемая развязка.
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author