Юрий Половников (polo79) wrote in lj_live,
Юрий Половников
polo79
lj_live

История повторяется



И за разобщенности и гражданской войны мусульмане потеряли Иерусалим.
Не  в 637 году пру Халифе Умаре да будет доволен им Аллах
( Умар гарантировал жителям города (в тексте «жителям Илии») неприкосновенность «им самим, их состояниям, их церквам и их крестам, их больным и здоровым и всей их общине»)
Не в 1187 при Сала́х ад-Ди́не мир ему
 (капитуляция христиан перед войсками Айюбидов на условиях выхода жителей из города за выкуп.)
Мусульмане не убивали мирных жителей.

ru.wikipedia.org/wiki/Осада_Иерусалима_(1099)

Резня и разграбление города

Резня в Иерусалиме и кровавая река, вытекающая из городских ворот (миниатюра, XIII век)

После того, как крестоносцы ворвались в город, началась резня. Стоя «по лодыжки в крови», крестоносцы разили мечом всех подряд — мусульман, евреев, немногих оставшихся в городе христиан — и превратили Иерусалим в настоящую бойню.

Некоторые из горожан попытались укрыться на крыше храма (хроника утверждает, что это произошло в храме Соломона, но, так как он был разрушен в I веке при взятии Иерусалима Титом, вероятно имеется в виду мечеть Аль-Акса на Храмовой горе, которая, по мнению крестоносцев, располагалась на месте Храма). Сначала Танкред Тарентский и Гастон Беарнский взяли их под свою защиту, передав в качестве охранного символа свои знамена, однако на утро крестоносцы незаметно окружили просидевших всю ночь на крыше горожан и «обнажив мечи, стали обезглавливать мужчин и женщин». Так, к утру 16 июля практически все население Иерусалима было перебито.

О чудовищной жестокости христиан, сотворивших «ужасное кровопролитие»,сообщается во многих хрониках и документах того времени. В письме папе Пасхалию II Готфрид Бульонский, Раймунд Тулузский и архиепископ Пизанский сообщают — «ежели вы желаете знать, что было сделано со врагами, обнаруженными там, знайте, что на Соломоновой Паперти и в его храме кони наших воинов шли по колено в крови сарацинов».Раймунд Ажильский, наблюдавший падение Иерусалима своими глазами, так описывает бесчинства крестоносцев:

Среди первых ворвались Танкред и герцог Лотарингский, — и сколько они пролили в тот день крови, едва ли можно поверить. Потом поднялись на стены и все остальные, и сарацины сникли. Удивительное, однако, дело: уже когда город был захвачен французами, тем, кто был с графом, сарацины все еще оказывали сопротивление, словно и не были разгромлены наголову. Но вот наши овладели укреплениями и башнями города, и тут ты увидел бы поразительное зрелище: одни из сарацин были с разбитыми головами, что являлось для них более легкой смертью; другие, пронзенные стрелами, вынуждены были бросаться с укреплений; третьи долго мучились и погибали, сгорая в пламени. На улицах и площадях города можно было видеть кучи голов, рук и ног. Пешие и конные то и дело натыкались на трупы, валявшиеся безо всякого.

<…> Достаточно сказать, что в храме Соломоновом и в его портике передвигались на конях в крови, доходившей до колен всадника и до уздечки коней. По справедливому божьему правосудию то самое место истекало кровью тех, чьи богохульства оно же столь долго переносило. Когда город был переполнен трупами и кровью, некоторые из неприятелей искали убежище в башне Давида и своей десницей просили графа Раймунда сохранить им жизнь, и сдали ему эту крепость.

Раймунду вторит Гийом Тирский:

Невозможно было смотреть без ужаса, как валялись всюду тела убитых и разбросанные части тела и как вся земля была залита кровью. И не только обезображенные трупы и отрубленные головы представляли страшное зрелище, но еще более приводило в содрогание то, что сами победители с головы до пят были в крови и наводили ужас на всякого встречного. В черте храма, говорят, погибло около 10 тысяч врагов, не считая тех, что были убиты там и сям в городе и устилали улицы и площади; число их, говорят, было не меньше. Остальные части войска разбежались по городу и, выволакивая, как скот, из узких и отдаленных переулков несчастных, которые хотели укрыться там от смерти, убивали их.

Другие, разделившись на отряды, врывались в дома и хватали отцов семейств с женами, детьми и всеми домочадцами и закалывали их мечами или сбрасывали с каких-либо возвышенных мест на землю, так что они погибали, разбившись. При этом каждый, ворвавшись в дом, обращал его в свою собственность со всем, что находилось в нем, ибо еще до взятия города было согласовано между крестоносцами, что по завоевании его каждый сможет владеть на вечные времена по праву собственности, без смущения, всем, что ему удастся захватить. Потому они особенно тщательно осматривали город и более дерзко убивали граждан. Они проникали в самые уединенные и тайные убежища, вламывались в дома жителей, и каждый вешал на дверях дома щит или какое-либо другое оружие, как знак для приближающегося — не останавливаться здесь, а проходить мимо, ибо место это уже занято другими.

Крестоносцы не только поразили мечом всех, кто попадался им на пути, но и разграбили город. Они врывались в дома и храмы, присваивая себе все ценности, какие только могли найти. Танкред Тарентский вынес из храма Соломона «несметное количество золота, серебра и драгоценных камней». Правда, по утверждению Гийома Тирского, затем он якобы вернул награбленное. После бойни крестоносцы, «радуясь и плача от безмерной радости», отправились поклониться Гробу Господню в знак того, что выполнили обет и освободили Святую землю во Славу Господа.

В Иерусалиме крестоносцами было убито не менее 70,000 мусульман, включая женщин, детей и стариков. По описанию христианского писателя Гиббона, крестоносцы разбивали головы детей, ударяя их об стены, скидывали младенцев с крыш, поджаривали людей на кострах и разрезали женщинам животы, чтобы посмотреть, не проглотили ли они золота (!). Людбиг в своем комментарии этого описания удивляется, как после всех этих зверств крестоносцы могли молиться на могиле Христа.

Уроки Истории Не верьте Крестосцам они звери.
Ирак,Афганистан,Кавказ.
У мусульман должен быть один союзник Вера в Аллаха.

Subscribe

Comments for this post were disabled by the author