Юрий Половников (polo79) wrote in lj_live,
Юрий Половников
polo79
lj_live

Несколько слов о манифесте Михалкова.

Считаю данный документ идеологически правильным, отражающим именно те принципы, на которых только и должны развиваться российская государственность и российское общество. Ценности, определенные Михалковым как базовые – вера в Бога, любовь к ближнему, патриотизм, уважение к истории и традициям своей страны – я абсолютно разделяю. Более того, я убежден, что все смуты и потрясения, которые переживала Россия, связаны именно с отступлением от этих базовых традиционных ценностей и попыткам заменить их на чуждые для нашего народа ориентиры и приоритеты.

В Манифесте даны очень точные определения различным сторонам государственной и общественной жизни. Например, очень понравилось определение власти как «личной жертвы, приносимой на алтарь Отечества». Именно так! И это должно стать девизом всякого облеченного властью индивида – от президента до мелкого чиновника. Только в том, случае, если каждый из них будет воспринимать свою работу как жертвенное служение – у нас есть шанс преодолеть извечную пропасть между властью и народом.

В общем, если не придираться к деталям, впечатление от Манифеста – очень положительное.

Но в том-то и дело, к сожалению, что не придраться к деталям здесь никак нельзя – поскольку детали эти весьма существенны. Отдельные тезисы Манифеста меня лично несколько настораживают - не говоря уже о том, что они вносят в текст документа элемент противоречия.

Прежде всего, этот непонятный реверанс в сторону «евразийства». Дугин уже поспешил причислить себя к сторонникам Михалкова и его партии (если таковая будет создана), сказав, что Манифест полностью соответствует его собственной программе.
Это усугубляется еще и тем, что о Православии в столь пространном документе упоминается всего пять раз (причем, три из них – в историческом аспекте). Зато усиленно подчеркивается многокультурность и мультирелигиозность. Это большой минус Манифеста. Здесь считаю необходимым процитировать Аркадия Малера, который также усмотрел в этом эпизоде противоречие с общим духом творения Никиты Сергеевича: «Все русские просвещенные консерваторы, включая тех, кто перечислен в манифесте, – Б.Н. Чичерин, П.Б. Струве, С.Л. Франк, И.А. Ильин, Н.А.Бердяев и др. – были только и только русскими европеистами и по-другому быть не могло, потому что они в большей или меньшей степени были христианами. В России нет ничего азиатского, кроме территории к востоку от Урала, которая благодаря России стала продолжением европейской цивилизации, как Америка благодаря западным колонистам. Россия выполняла свою историческую миссию, когда европеизировала Азию, а не когда сама превращалась в Азию. Евразийство – это очень специальная, профессиональная мания патриотической интеллигенции, сто раз разоблаченная русской мыслью ХХ века и, между прочим, абсолютно непопулярная в народе, просто неконвертируемая ни в какую реальную политику».

Я считаю, что у России, развивающейся на принципах «просвещенного консерватизма», есть будущее только в том случае, если духовным стержнем государственного строительства будет Православие. Поскольку именно Православие было тем фундаментом, на котором возникли и Святая Русь, и Российская Империя. Это прекрасно осознавали русские государи, почитаемые Никитой Сергеевичем – это же должны понимать и современные властители.

Далее. Кого автор Манифеста называет идеологами «просвещенного консерватизма» и чье мировоззрение берет за ориентир? К.Н. Леонтьев, Б.Н. Чичерин, П.Б. Струве, С.Л. Франк, И.А. Ильин, Н.Н. Алексеев, а также Столыпин. Во-первых, приверженность, по крайней мере, некоторых из них тем идеям, на которых стоит Михалков – для меня весьма сомнительна. Взять хотя бы марксиста-кадета Струве или Столыпина, поставившего своей целью уничтожение сельской общины. Во-вторых, а где наши славянофилы и почвенники? Где Хомяков, Данилевский, Тихомиров, Тютчев, Аксаков?.. Почему такая однобокость?

С этим связан и третий важный момент. Создается ощущение, что Михалков черпает свои государственнические идеи исключительно в России начала XVIII – начала XX века. Для него существует только Российская Империя от Петра и далее. А тем не менее, духовные основы государства российского были заложены именно в допетровскую эпоху. Я уже не говорю о том, что Петр-то как раз немало сил приложил к разрушению этих основ.
В этой связи, режет глаз фраза Никиты Сергеевича о том, что при Петре «симфония властей преобразилась». Фраза, просто поражающая своей нелепостью. О каком преображении симфонии может идти речь, когда церковь была фактически поглощена государством?..

Убежденность в том, что настоящая Россия начинается с Петра, а все, что до него, тонет во «мраке средневековья» - это, к сожалению, очень распространенное заблуждение. Честно говоря, был уверен, что к Михалкову это не относится.

Все перечисленные моменты отнюдь не умаляют достоинств Манифеста. Однако известно, что и маленькая ложка дегтя способна испортить бочку отборного меда.
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author