bleis (bleis) wrote in lj_live,
bleis
bleis
lj_live

Мы с ребенком обнаружили в академовской библиотеке собрание сочинений невероятной Астрид Линдгрен и сейчас читаем потихоньку каждый вечер. Только что закончили сказку "Роня-дочь разбойника". И какое-то осталось чувство неудовлетворенности что-ли. Посмотрела на автора перевода -- не чудесная Лилиана Лунгина, а не пойми кто. А ведь лучше Лунгиной шведскую сказочницу еще никто не переводил и спрашивается, зачем экспериментировать?

Еще я обратила внимание, что у Линдгрен очень часто звучит тема детского сиротства. Ну судите сами: у Карлсона папа гнум, а мама -- мумия. У Пеппи -- мама -- ангел на небе, а папа -- негритянский король, ошивающийся где-то в районе Таити (по моим ощущениям). Расмус-бродяга -- полный сирота. Роня со
своим отцом вдрызг поссорилась и ушла жить в пещеру. И эта тема потерянных одиноких детей звучит слишком часто. Только, кажется, дети из Буллербю живут в благополучных семьях. Почему Астрид Линдгрен так часто обращается к этой теме? Может быть, какая-то детская травма?
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author