bleis (bleis) wrote in lj_live,
bleis
bleis
lj_live

Раковор, 1268

В 1268 году сорвалась очередная попытка русских князей выбить потомков Гамлета из Прибалтики. Не последнюю роль в обсёре сыграло то, что гордые новгородцы выгнали 14 летнего сына Александра Невского после смерти последнего. Спустя 4 года Дмитрий Саныч показал "демократам" как правильно бить поганых, но его успех на поле боя был локальным. Решение вопроса отложилось на 300 лет до Ливонской войны и в итоге так и не было найдено из-за внутренних (опять же) причин. Прибалтийские племена теперь могут радоваться, что у них есть целых три своих государства.


Источники:
ЛРХ (Литовская рифмованная хроника)
Н1Л (Новгородская первая летопись)
Лаврентьевская и Псковская летописи.

С последних и начнем.
Лаврентьевская нам повествует:
Дмитрїи Александровичь . и инѣх кнз҃еи с нимъ . Ӕрославь . Ӕрославичь . посла с Новъгородци на Нѣмци . и много избиша Новогородцевъ добрых мүжии . и пособи Бг҃ъ кн҃зю Дмитрею Александровичю


Псковская летопись:
И паки же по томъ времени, в лъто 6776-е, велкии князъ Дмитрии Олександровичь и Ярославъ съ заетм своимъ с Довмонтомъ и с мужи с новгородци и со псковичи, и идее к Раковору, и бысть съча велика с погаными немци на полъ чистъ: и помощию святыа Софиа премудрости божиа и свтыа троици немецкиа полы побъедиша, февраля 18, соуботу сыропоусноу

Отметим про себя. как по разному летописцы описывают сражение и пойдем дальше.

Вступление.

ЛРХ:
В его правление случилось, Что войско русское явилось,
В пределы королевской земли Повсюду грабили и жгли
Они со всей великой силой. И воинов множество там было,
Не менее, чем в тридцать тысяч рать: Никто не смог бы всех пересчитать.
Кто видел их, был мощью поражен, Но Богом не один уже сражен
Из них, гордыней ослепленных. Большие толпы пеших, конных
Н1Л
И совокупившеся вся княжениа в Новъгород: Дмитрии, Святославъ, брат его Михаилъ, Костянтинъ, Юрьи, Ярополкъ, Домонтъ Плесковьскыи , и иных князь нѣколико, поидоша к Раковору мѣсяца генваря въ 23; и яко внидоша в землю их, и раздѣлишася на три пути, и много множество их воеваша.
Русские князья долго решают совместно идти решать "датский вопрос", после ряда неудачных попыток (Юрия обстреляли под стенами Раковора, убив 6 дружинников, после чего он отступил) и распрей, наконец войско собирается. Дмитрий (Александрович) - сын Александра Невского.

Встреча

ЛРХ:
Стекались к братьям люди края Во множестве, принять желая
в битве с русской ратью. Когда же всех людей собрать им
Для битвы удалось кровавой, Тут братья войско ставить стали.
Из местных рать - на левое крыло, Здесь бой держать им суждено.
Немецких воинов было больше, И люди короля там были тоже.
По праву руку стала эта рать.
Н1Л:
И оттолѣ поступиша к Раковору; и яко быша на рѣцѣ Кѣголѣ, и ту усрѣтоша стоящь полкъ нѣмецьскыи; и бѣ видѣти якои лѣсъ: бѣ бо съвкупилася вся земля Нѣмецьская. Новгородци же не умедляче ни мало, поидоша к нимъ за рѣку, и начаша ставити полкы: пльсковичи же сташа по правои руцѣ, а Дмитрии и Святъславъ сташа по ІІраву же выше, а по лѣву ста Михаило, новгородци же сташа в лице желѣзному полку противу великои свиньи.
Братья начали собирать войско. Надобно отметить, что поход русских начался 23 января, а битва произошла 18 февраля. То есть датчане и немцы реально очень долго тупили. В "Хронике" есть описание подробное всех, кто не пришел по зову Отто. У всех, правда, крайне поэтично описаны причины, по которым они не пришли :) Отметим, что никаких ухищрений русские полки не придумали. Новгородцы встали прямо напротив "свиньи", думая наверное, что события 26-ти летней давности повторятся сами собой.

Мочилово!


ЛРХ:
Пришла пора сраженье начинать. Братья и их люди в бой вступили,
Яростно удары наносили. Тогда упал в разгаре битвы
Епископ Александр убитым. Тут два полка из русской рати
На братьев бросились, но братья Тот натиск крепкий отразили.
И руссы тотчас отступили, Порядки сбив, оставив поле.
Построившись, вернулись вскоре, Но это мало помогло,
Их много в сече полегло. Так братья с честью отомстили
За зло которое чинили Отряды русские давно им.
Большим, широким было поле, У русских множество убитых,
В отчаянье их повергла битва: Погнали их, они бежали.
Так руссы многих потеряли. Господь же милость всю явил:
Ведь каждый немец должен был С шестью десятками сражаться.
То правда, я готов поклясться. 
Н1Л:
И тако поидоша противу собѣ; и яко съступишася, бысть страшно побоище, яко не видали ни отци, ни дѣди. И ту створися зло велико: убиша посадника Михаила, и Твердислава Чермного, Никифора Радятинича, Твердислава Моисиевича, Михаила Кривцевича, Ивача, Бориса Илдятинича, брата его Лазоря, Ратшю, Василя Воиборзовича, Осипа, Жирослава Дорогомиловича, Поромана Подвоиского, Полюда, и много добрыхъ бояръ, а иныхъ черныхъ людии бещисла; а иныхъ без вѣсти не бысть: тысячьского Кондрата, Ратислава Болдыжевича, Данила Мозотинича, а иныхъ много, богъ и вѣсть, а пльскович такоже и ладожанъ; а Юрьи князь вда плечи, или перевѣтъ былъ в немь, то богъ вѣсть. Но то, братье, за грѣхы наша богъ казнить ны и отъятъ от насъ мужи добрыѣ да быхом ся покаяли, якоже глаголеть писание: дивно оружие молитва и постъ; и пакы : милостыни совкупилася с постомь, от смерти избавляета человѣка;

Началась битва!! Немецкая "свинья" угандошила, судя по всему, весь центр русского войска. В стане новгородцев полная дискотека - посадский убит, тысяцкий пропал без вести, бояр положили массу, князь Юрий "вда плечи" позади всего войска на лихом коне (летописец не преминул, правда, указать что его возможно оклеветали, бугагага). Новгородцы такого отстоя явно не ожидали, скулеж летописца о том, что Господь покарал нас, идиотов, по грехам нашим, занимает полстраницы, даже про пост вспомнил. И это новгородцы, которые за 30 лет до этого множили на ноль крестовый поход профессиональтных убийц против Руси силами городского ополчения под командованием Невского! Ну а 60 русских на одного немца - это конечно чистое бугага.

Сюрприз!

ЛРХ:
Король Дмитрий был герой, Пять тысяч русских повел за собой,
В сраженье ринулся он смело. К ним еще войско подоспело.
Послушайте, что дальше было. Полк братьев с этой вражьей силой
Столкнулся возле злой реки. Бой грянул там, где встретились враги.
Немного воинов у братьев, Всего, теперь хочу сказать я,
Сто шестьдесят героев было, Невелика полка их сила.
Среди них шел и пеший строй, Где каждый воин был герой,
Стеною мост они прикрыли, Благую службу сослужили.
Их было восемьдесят воинов, Держались с братьями достойно,
Так с русскими рубились крепко, Что туго приходилось тем нередко.
Так защищались братья вместе И в край свой возвратились с честью
.
Н1Л:
Бывшю бо великому тому снятию и добрымъ мужемъ главами своими покывающе за святую Софью, милосердыи /л.146./ господь посла милость свою въскорѣ, не хотя смерти грѣшнику до конца, кажа нас и пакы милуя, отврати ярость свою от нас, и призрѣ милосерднымь си окомь: силою креста честнаго и помощью святыя Софья, молитвами святыя владычица нашея Богородица приснодѣвица Мария и всѣх святыхъ, пособи богъ князю Дмитрию и новгородцемъ, мѣсяца ферваря 18, на память святого отца Лва, в суботу сыропустную; и гониша ихъ, бьюче, и до города, въ 3 пути, на семи верстъ, якоже не мочи ни коневи ступити трупиемь.

Дмитрий Александрович, на котором природа (помятуя известную пословицу про гениев) явно не отдыхала, ударил на своем фланге так, что местные бежали. Интересно, что тут описание битвы сильно разнится. Немцы признают Дмитрия героем, красочно описывают его атаку, но при этом вся атака Дмитрия расшибается об 160 (против 5000 русских!!) рыцарей на мосту. Рыцари типа отступили в полном порядке (что для битв средневековых армий само по себе звучит смешно), а на мосту обрезали Дмитрию хотелки. Возникает соблазн верить Новгородской летописи, которая не скупится на эпитеты (кони не могли ступать по трупам). Тут надобно отметить, что новгородцев (несмотря на происки летописца) в отряде Дмитрия не было. Дмитрий командовал суздальцами и владимирцами. Новгородцами (которые, кстати, Дмитрия же и выгнали за 4 годя до битвы) комнадовал Юрий (тот самый, который "вда плечи").

Финал.

ЛРХ:
Хочу закончить о печальном. Пять тысяч русских там лежали,
На поле битвы роковой. Живые же скорей домой
Назад спешили, что было сил, И боль позор им причинил.
И много русских жен скорбели О невозвратной той потере,
В бою мужья их полегли, Домой уж не придут они.
Так битва вся произошла.

Н1Л:
И тако въспятишася от города, и узрѣша иныи полчищь свинью великую, которая бяше вразилася въ возникы новгородьскыѣ; и хотѣша новгородци на нихъ ударити, но инии рекоша: «уже есть велми к ночи, еда како смятемся и побиемся сами»; и тако сташа близъ противу собѣ, ожидающе свѣта. Они же оканьнии крестопреступници, не дождавъше свѣта, гюбѣгоша. Новгородци же стояша на костехъ 3 дни, и приѣхаша в Новъгородъ, привезоша братию свою избьеныхъ, и положиша посадника Михаила у святои Софьи. Буди, господи боже милостивыи человѣколюбче, въ ономь вѣцѣ стати со всѣми угодившими ти от вѣка, иже кровь свою прольяша за святую Софью, животъ свои отдавше честно.

Очень интересный момент. Литовская хроника "забывает" (как в некоторых местах также "забывает" про Ледовое побоище) про тех немецких терминаторов, которые вырезали новгородский полк. При этом скорбно пишет о русских бабах ставших вдовами. Какое дело рыцарям ордена до русских жен - непонятно, скорее всего тут идет пустой контент. Новгородская же летопись совершенно четко пишет, что Дмитрий вернулся и увидел фашистов, которые уже дошли до обоза. Не исключено, что он как раз из-за этого и вынужден был вернутся, подарив жизнь тем самым 160 немецким героям. Горячий парень (Дмитрию Александровичу на момент описываемых событий 18 лет !) зовет всех ударить по "свинье", но воеводы явно зассали, призывая дождаться утра. Ночью "свинья" оперативно ретировалась.

Вот теперь мы вспомним, как по-разному описаны события у разных летописцев.
Монах Лаврентий, не состоящий в партии Единая Россия связанный политическими и регионально-партиотическими узами, честно пишет, что новгородское войско было избито, и от полного уничтожения спас только Дмитрий.
Псковский, как истинный северный краевед, не может допустить чтоб наши да проиграли. Поэтому пишет немцев победили.
Суздалец никого, кроме дяди (Ярослава Ярославича) и племяша (Дмитрия Александровича) не упоминает. Пскович добавляет Довмонта (попробовал бы не добавить).

Нижегородский летописец очень пытается сконцентрироваться на описании судьбы  новгородского войска. Но даже из его скупого описания ясно, что контратака Дмитрия явилась ключевым эпизодом битвы, спасшим жизни все тем, кого до сих пор не уничтожила "свинья". Если в начале летописи идет перечисление сонма князей, то в конце один только Дмитрий всем рулит.

PS В который раз убеждаюсь, что пользование Педивикией надо осуществлять крайне осторожно. И если сильно зажмуриться, то можно еще как-то доверять фактам. Но вот читать там выводы никак нельзя, их надо делать самому. В тырнетах сказано про гордую победу русского оружия (непонятно, почему если победа, то не отобрали Ревель и т.д.), хотя как я (как мне кажется убедительно) смог показать, что победы не было.  Целей похода русское войско не достигло.Обе армии, понеся потери, отошли к своим пенатам. Довмонт предварительно сжег\пограбил\полонил окрестных туземцев. Великая победа, ога-ога...
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author