Юрий Половников (polo79) wrote in lj_live,
Юрий Половников
polo79
lj_live

Британский дневник. Часть 2. Йорк.

Если Кембридж ошеломил меня более всего соединением чувства собственного достоинства, где-то даже высокомерия, и, вместе с тем, простоты, открытости, то Йорк поверг в изумление совмещением в себе двух других, казалось бы, решительно несовместных качеств. Йорк невероятно призрачен, и, вне всякого сомнения, реален. Он обрушивается, наваливается на тебя всей своей плотью и явью, всеми запахами и звуками, громыханием и бурлением жизни, происходящей здесь и сейчас. И он же уплывает из-под ног, оборачиваясь в одно мгновенье мистификацией, лукавой игрой времен и сфер, неизъяснимой и нездешней резьбой по воздуху. Впрочем, когда речь идёт о столь зыбких материях, необходимы очень веские доказательства. И их есть у меня. В сущности, весь старый город, окруженный крепостной стеной, является первым из таких доказательств. Вот, скажем, руины аббатства Святой Марии 13 века, разрушенного, кажется, восьмым по счету Генрихом при насаждении протестантской церкви. Находясь рядом с этими остатками былого величия, довольства и процветания, возле каменного арочного остова, который, кажется, может зашататься при первом порыве ветра, чувствуешь, прежде всего, зыбкость и призрачность самого себя. Как, впрочем, и призрачность почти всякой онтологической сущности. И это чувство становится тем глубже, чем дольше ты бродишь по узким путаным улочкам города, где почти каждый дом, каждая торговая лавка или ресторанчик украшены разноцветными скульптурными фигурками, наподобие знаменитого красного чертика, украшающего дом печатника, или роскошными кашпо с цветущими розами, георгинами, хризантемами и бог весть какими ещё диковинными растениями.

красный чёртик Йорка
«красный чёртик Йорка» на Яндекс.Фотках


Посмотреть на Яндекс.Фотках

И всё, к чему бы ни прикоснулся взгляд, несёт на себе отпечаток чудом явленной тебе старины, мира готических кружев, в котором явление Анны Болейн выглядело бы куда естественней и достоверней, чем блуждания вашего пошехонского кочевника. У меня даже закралась мысль,

а не нахожусь ли я внутри какого-нибудь давно снятого кино на историческую тему и сам об этом не подозреваю? Ну, наподобие той истории, которая произошла в фильме «Последний герой боевика», если кто-то видел и помнит сию вещицу со Шварценеггером в главной роли. Такая вот умопомрачительная мистика.


Посмотреть на Яндекс.Фотках



Посмотреть на Яндекс.Фотках

И это я ещё ни словом не обмолвился о достославном кафедральном соборе – резиденции милейшего архиепископа Йоркского, доныне ведущего нескончаемый спор за влияние в англиканской церкви с не менее замечательным епископом Кентерберийским. Вот уж где за каждой подробностью ощущаешь присутствие тонких и прозрачных материй. И когда прикасаешься к мечу в руке Константина, именно здесь провозглашенного римским императором после смерти отца, Констанция Хлора, которому воздух Йорка оказался не столь уж полезен. И когда обозреваешь, так сказать, потроха этого самого большого в Северной Европе готического собора – перегородку у хоров со статуями 15 английских королей, начиная от Вильгельма Завоевателя, Зал Капитула, Большое Восточное Окно – средневековый витраж начала 15 века площадью 250 кв. м, на котором изображены Альфа и Омега, начало и конец мира. Смотришь на это чудо высотой 25 м, сотворенное средневековыми стекольщиками и художниками, и понимаешь, что уже не можешь отделить альфу от омеги, не вполне сознаешь – мир уже закончился или ещё не начинался?


Посмотреть на Яндекс.Фотках


у Викинг-центра
«у Викинг-центра» на Яндекс.Фотках

Но это один Йорк. Есть и другой, словно бы отрицающий самого себя, наполненный урбанистической музыкой третьего тысячелетия – бесконечными рингтонами мобильников, гулом воскресных толп, особенно тесных и оживленных по случаю проводившегося в эти дни в Йорке и завершавшегося фестиваля еды, металлическим скрежетом вокзала имени Стивенсона, с которого я отправлялся вечером в Эдинбург. Добавьте к этому шорохи автомобильных шин, вопли байкеров, шумные компании пацанов с ирокезами и дредами на головах. Короче, наваждение улетучивалось также внезапно, как и приходило, и ты опять оказывался в совершенно реальном мире, в живом, подлинном, густонаселенном и абсолютно современном пространстве. С урнами, полными окурков и рекламных проспектов. С магистральными дорогами, заправками и парковками. С респектабельными, слегка утомленными комфортом районами, в которых располагаются пафосные «Гранд-Отель и отель «Черчилль», и где, между прочим, находится обнаруженный мной совершенно случайно дом, в котором родился замечательный поэт Уистен Хью Оден.

Оден
«Оден» на Яндекс.Фотках


И даже пасторальная, живописная речушка Уз с утопающими в зелени берегами нисколько не мешала такому вот иному восприятию Йорка – сказочно красивого и бесконечно превратного города в сердце Северной Англии.


Посмотреть на Яндекс.Фотках


башенка
«башенка» на Яндекс.Фотках


Посмотреть на Яндекс.Фотках



А следующая остановка, если позволите – Эдинбург. Но это уже другая страна и совсем другая история.


Часть 1. Кембридж: http://oleg-gor.livejournal.com/105813.html
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author