Юрий Половников (polo79) wrote in lj_live,
Юрий Половников
polo79
lj_live

Депрессия - угроза XXI века

Согласно данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) на нас надвигается «эпидемия», постепенно и настойчиво охватившая человечество- имя ей депрессия. На 51 сессии ВОЗ было объявлено: депрессия уже вышла на первое место в мире среди причин неявки на работу, на второе – среди болезней, приводящих к потере трудоспособности.

По статистике, примерно 330 миллионов человек больны депрессией. Ежегодно около 150 миллионов человек в мире лишаются трудоспособности из-за депрессий. Только экономике США она наносит ежегодный ущерб более 50 млрд. долларов. В США, согласно данным Американской психиатрической ассоциации, депрессией страдает 15 млн. человек. По прогнозам ВОЗ, к 2020 году депрессия выйдет на первое место в мире среди всех заболеваний, обогнав сегодняшних лидеров - инфекционные и сердечно-сосудистые заболевания. Другие исследования оценивают распространенность депрессивных расстройств гораздо выше - более 26% среди женщин и 12% среди мужчин. Небезынтересно, что женщины заболевают депрессией в два раза чаще, чем мужчины (20-26% против 8-12% соответственно). Еще не так давно пик заболеваний депрессией приходился на возраст между 30 и 40 годами, но на сегодняшний день депрессия резко "помолодела" и ей часто заболевают люди до 25 лет.
От 45 до 60% всех самоубийств на планете совершают больные депрессией. По прогнозам, в 2020 году именно депрессия станет убийцей №1. По прогнозам, к 2020 ежегодно будут кончать самоубийством 1 500 000 человек.

Откуда и как появилась депрессия? Почему она стала проникать даже в души верующих людей?
Существует много «умных» научных теорий объясняющих депрессию – суть которых сводится к тому, о чём говорил врач-психиатр в одном небезызвестном советском фильме: «Вы только не переживайте: «мы вас вылечим… и вас тоже вылечим»! То есть врачи отсылают к антидепрессантам всех цветов радуги. Как известно, более половины изобретаемых в мире лекарственных средств - антидепрессанты. В благополучной Америке к «миллениуму» был опубликован перечень самых значительных научных достижений прошедшего века. И на первом месте стояли не результаты космических или ядерных исследований, не технические изобретения, а антидепрессант "Прозак"! Начав употреблять антидепрессанты вы начнёте правильно и очень правильно думать (или думать будут за вас, но вам это будет уже все равно), не говоря уже о том, что эта гигантская фармацевтическая промышленность (с учётом постоянного увеличивающегося числа «клиентов»), породит новых антидепрессивных брынцаловых и т.п. людей. Например, в Америке наиболее распространенные антидепрессанты - это залофт, прозак, паксил и ремерон. Эти препараты жутко дорогие, если платить за них из своего кармана. Флакон, содержащий от 30 до 90 таблеток любого из этих препаратов, стоит от 78 до 300 долларов.
Есть ещё один взгляд на исток и происхождение депрессии. Его высказали японские учёные в Международном научном журнале «Молекулярная психиатрия» - им удалось приблизиться к разгадке причин возникновения депрессивного психоза - одного из самых загадочных и тяжелых недугов, поражающих разум человека. Результаты исследований японских учёных показали, что депрессивное состояние у человека напрямую связано с нарушением механизма снабжения энергией нервных клеток в головном мозге. То есть людям, страдающим от депрессии, элементарно не хватает энергии для того, чтобы быть здоровыми.
Есть иное мнение. Как известно, человек по своей сути весьма адаптивная структура. Если информационно-роботизированный мир отчужден от человека, то и человек отчуждается от него. Очевидно, что эта взаимная «неприязнь» переживается весьма болезненно – депрессия есть отчаянная попытку «уйти», «спрятаться», изолироваться от всего, что вокруг вас. От работы. От общения. От любой деятельности, понуждающей к коммуникациям. Общество унитарной экономики не приемлет свободную личность и в действительности не уважает её. Только повиновение «системе», только представление о субъекте как об урбанизированной и «социальной функции» провозглашается «нормой». Потеря воли, непонятная тревога, раздражительность, чувство подавленности, или наоборот крайняя возбудимость до демонической ненасытности, страх и неуверенность в себе и в собственном будущем, - все это меняет не только эмоциональный облик современного человека, но и влияет на его физиологию, мыслительную деятельность. В психологии XX в. было эксперимен тально показана связь, существующая между работой органов чувств и мышлением человека, в частности, даже с его профессиональными зна ниями. Человек слишком глубоко укоренён и связан физико-биологическими «цепями» с миром «здесь и сейчас». Греки создавшие философию это тонко чувствовали, когда говорили о физическом теле как о «темнице души». Разрыв между тем, во что я верю (желаю), или хотел верить (желать) и очевидно-жестокой и равнодушной по отношению к личности реальности – вот корни, питающие депрессию (от лат. depressio – подавленность). Мы создали весьма сложную техногенную цивилизацию, нам просто необходимо иметь армии профессионалов-специалистов по её обслуживанию. Это элементарный вопрос выживаемости. Мы обрекли себя на тотальное рабство…нечеловеческого. Избежать проблемы объективно-унитарного развития общества, урбанизации человека и механизации «социальных связей», а как следствие, доходящего до отчаянного отношения к этому развитию (представлению о нем) людей, представляется невозможным. Дело в том, что это отношение нельзя свести ни к естественно-историческому (фатальному) развития общества (как иногда это пытаются представить), ни к волюнтаристически-утопическим мифам типа «золотого и сытого миллиарда». Человек, по Д. Герберту Миду, принимает определенные «социальные роли», но при этом теряет самого себя. Человек учится видеть себя так, как его видят другие, т.е. интерпретирует, воображает себя и представляет себе как другие судят о нем (Чарльз Кули), но при этом, это всего лишь «просопон» - лживая маска и лживая роль. 
 
Когда все играют в одну игру, то, вряд ли здесь будут напоминать о правилах, которые просто подразумеваются, а непонявших отправят на эшафот. Я думаю, что при таких условиях действительно трудно понять, а где же собственно говоря находится мое -Я-. Я же не являюсь суммой, пусть даже и очень эффективных, ролей. А потом, социальная роль, это своеобразный заказ самого общества на «Я-концепцию» (думается, что в отдаленном будущем тюрьмы, психболницы и т.д. отменены не будут). С другой стороны, не хотелось бы верить, что современный человек – есть «трансцендентальная перцепция», которую тошнит на мир /Сартр/. Куда же бежать? Как вырваться из социального окружения, от соприкосновения с этим тошнотворным миром бедному светскому человеку? От всех этих «надо» и «жертв», от всего того, что вы видите и слышите вокруг, от всего что подавляет личность? В ДЕПРЕССИЮ! В маленький островок пространства, где нет никого, кроме вас и только вас. Депрессия выполняет явно психологически адаптивную функцию: это своеобразный психический «бронежилет», защищающий человека от эмоциональных «ранений» со стороны окружающего мира». А когда и этого мало, появляются мысли о самоубийстве.
Как отмечал Франкл: «Сегодня мы, по сути, имеем дело уже с фрустрацией не сексуальных потребностей, как во времена Фрейда, а с фрустрацией потребностей экзистенциальных. Сегодняшний пациент уже не столько страдает от чувства неполноценности, как во времена Адлера, сколько от глубинного чувства утраты смысла, которое соединено с ощущением пустоты, - поэтому я и говорю об экзистенциальном вакууме… Когда меня спрашивают, как я объясняю себе причины, порождающие этот экзистенциальный вакуум, я обычно использую следующую краткую формулу: в отличие от животных инстинкты не диктуют человеку, что ему нужно, и в отличие от человека вчерашнего дня, традиции не диктуют сегодняшнему человеку, что ему должно. Не зная ни того, что ему нужно, ни того, что он должен, человек, похоже, утратил ясное представление о том, чего же он хочет. В итоге он либо хочет того же, чего и другие (конформизм), либо делает то, что другие хотят от него (тоталитаризм). За этими двумя следствиями важно не пропустить и не забыть третье, а именно появление специфических невротических заболеваний, которые я обозначил как «ноогенные неврозы».
Действительно, в отличие от человека современного, человек традиции не жил в том, что мы называем «исторической перспективой». Автор солидарен с мнением о. Олега Стеняева, что: «время, в силу тотальной обращенности к грядущему со славою Господу, теряло земное выражение по заземленной горизонтали и дышало ожиданием вознесения. Можно прямо сказать, что так как жизнь верующего человека мыслится в категории вечности, то минуты, часы, дни, месяца и годы не воспринимаются с такой фатальностью… Наши предки были более разумны, чем мы. Они не жили несуществующим, надуманным или прошедшим». Нынешний человек, действуя в настоящем, как бы все время мысленно возвращается в прошлое (которого уже нет), заглядывает в будущее (перспективы, карьера, отличная и высокооплачиваемая работа, машина, норковая шуба для жены и т.д.), которого ещё нет. Его сознание «расколото» глубоким переживанием о не-существующем. О том, что уже прошло и тем, что ещё не наступило. Он живёт в тонком сне «майи-иллюзии». Имеет место постоянный диалог со временем в виртуальной точке 0. Происходит выделение личного времени в общественном – «хочешь жить умей вертеться, а если хочешь жить ещё лучше, вертись ещё сильнее». Времени, лишь опосредованно связанного с внешне-жёстком порядком. Тезис: время-деньги немыслим в традиционном обществе, также как представление о связи материального богатства с праведностью человека. Очень важно, что распространенность депрессии велика как в малообеспеченных, так и в богатых слоях населения, как в экономически развивающихся, так и уже в развитых странах (депрессия поражает от 11 до 14 % населения высокоразвитых стран).

В «Основах социальной концепции Русской Православной Церкви», принятых в 2000 году на Юбилейном Архиерейском соборе, сказано: «Церковь рассматривает психические заболевания как одно из проявлений общей греховной поврежденности человеческой природы. Выделяя в личной структуре духовный, душевный и телесный уровни ее организации, святые отцы различали болезни развившиеся «от естества», и недуги, вызванные бесовским воздействием либо ставшие следствием поработивших человека страстей». Исходя из этого, православие выделяет два типа депрессии: 1. Депрессию, как страсть. 2. Депрессию, как психическое заболевание, т.е. от естества. Это депрессия, которая возникает как наказание за грехи. В результате этого, грех оказывает разрушающее действие на душу человека, вызывая заболевание. Так например, описание депрессии встречается в Библии и относится к царю Саулу, от которого "отступил Дух Господень и возмущал его злой дух от Господа". Мрачное, подавленное настроение, агрессия, страх, зависть.
В соответствии с учениями о страстях, депрессия возникает вследствие «поработивших душу страстей»: уныния и печали. Отметим, что по мнению св. отцов уныние единственная страсть от которой нет противоядия-добродетели (чревоугодие побеждается воздержанием, сребролюбие - нестяжанием, гордость - смирением и т.д.). Оно поражает души тех, кто сильно привязался к всему земному, с головой погрузился в чувственные наслаждения и забыл о свой душе. Все это так. В современном научном сообществе постепенно складывается представление, что депрессия имеет духовные предпосылки и истоки. Все более обращается внимание на духовные методы лечения. Ученные отмечают, что религиозные люди меньше болеют депрессией, а когда она посещает их переносят её легче. Верящему в Бога человеку, для которого сей мир, представляется временной гостиницей, из которой завтра или послезавтра он выйдет соблазны мира, его удовольствия, карьерный рост – всё то, что с такой силой привязывает нас к временному - не представляется ценным. Он внутренне свободен от него. Следовательно, его как бы и нет в мире, у него нет ничего кроме тела которое: «земля еси и в землю отыдеши», и нет пристрастий и привязанностей к внешним вещам. Тогда и отнять или забрать, лишить его чего бы там не было просто не представляется возможным. Внутренне он свободен и за всё приключившиеся (худое или доброе) с ним благодарен Богу.
Однако нам могут возразить, что пусть и не часто но депрессию тяжко переживают и глубоко верующие люди. На языке христианской аскетики, неизменным атрибутом депрессии является – уныние уже из которой пышным кустом разрастаются остальные миазмы грехов разлагающие дух и психику человека. Что это такое? Святитель Иоанн Златауст в своих «Трёх словах к Стагирию подвижнику, одержимому демоном» говорит: «Бог вложил уныние в нашу природу, - не для того, чтобы мы предавались ему неразумно, неблаговременно и при всяких обстоятельствах, и не для того, чтобы губили самих себя, но чтобы получали от него величайшую пользу. Как же мы можем получить от него пользу? Если будем предаваться ему в надлежащее время; а время уныния не то, когда мы терпим зло, но когда делаем зло. Мы же извратили порядок и перемешали времена; делая множество зла, мы не сокрушаемся и на короткое время, а если от кого-либо потерпим хотя малое зло, падаем духом, безумствуем, спешим отказаться и избавиться от жизни…Но надобно благодушествовать от того, что ты еще здесь освободился от грехов, и не будешь осужден вместе с миром. Сетующему должно сетовать не о том, что он наказывается, но о грехах, которыми он оскорбляет Бога; грехи удаляют нас от Бога и делают врагами Его, наказания же примиряют Его с нами и делают милостивым и близким к нам… Итак, если и ты захочешь воспользоваться тем и другим оружием и крепко оградишь себя со всех сторон, размышлениями заграждая унынию доступ к себе, а молитвами, как своими, так и чужими, устрояя эту крепкую ограду, то скоро увидишь плоды таких усилий. Ты приобретешь не только ту пользу, что станешь мужественно переносить настоящия страдания, но, хорошо укрепившись ими, будешь и впредь неодолим никакими житейскими горестями». Святой праведный Иоанн Кронштадский добавляет к этому нечто более удивительное: "Есть души очень хрупкие, они могут быть разбиты окружающим миром. И Бог спускает между такой душой и миром пелену или безумия, или какого-то частичного отчуждения и непонимания, пока эта душа не созреет. Она может и вовсе не созреть на этой земле, но она будет созревать в тишине этого, так называемого, безумия, этой отлученности от окружающего мира и вступит в вечность зрелой, созревшей».
В бешенной гонке от смерти … в смерть, человеку просто необходимо остановиться. Совершить внутренней катарсис или как говорили древние мужи заглянуть внутрь и познать «самого себя». Если угодно, депрессия и есть та самая остановка заставляющая меня, вас и нас заглядывать внутрь и что-то менять в себе. Наиболее религиозные люди называли депрессию «темной ночи души», видели в ней путь к «чистому видению»: «Потому что путь страдания намного надежнее, чем путь радости». Они рассматривали горечь депрессии, как средство оставить мир позади себя и пробиться к сияющему равновесию и гармонии. Это потрясение подобно «вратам великого отчаяния, вратам, открывающим путь к новому бытию». Депрессия или «темная ночь» - это одновременно уничтожение и возрождение. Они полагали, что для души человека будет лучше, если он сам не будет вмешиваться в процесс выхода из депрессии: «Человек в темной ночи знает, что его болезнь может исцелить только Господь. И оттого ему не позволительно самому разгонять темноту искусственными огнями, он должен подождать, пока взойдет солнце Господней любви. Иначе бедствие «ночи» не имело бы смысла». 
Как и любая болезнь – это предупреждение о том, что что-то не в порядке в мире духовном. О том, что необходимо измениться. Это лекарство – жгучее, болезненное, жуткое и даже иногда смертельное, но видимо иного пути для развращенного в основной своей массе человечества просто нет.
Как и любая болезнь – это предупреждение о том, что что-то не в порядке в мире духовном. О том, что необходимо измениться. Это лекарство – жгучее, болезненное, жуткое и даже иногда смертельное, но видимо иного пути для развращенного в основной своей массе человечества просто нет.
Наткнулась здесь: www.baznica.info/index.php
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author