Юрий Половников (polo79) wrote in lj_live,
Юрий Половников
polo79
lj_live

Права ребенка.



Я уже много раз говорила, что современный человек серьезно недооценивает свободу воли обычного ребенка старше 5ти лет. И если вопрос правах женщин в современном мире поднимается так часто, как оно этого заслуживает, то проблема с правами ребенка, на мой взгляд, так и остается действительно настоящей проблемой даже в очень продвинутых европейских странах.

Итак - некий взрослый мир, в силу своей консервативности, берет на себя право решать, что для ребенка лучше, а всю пафосную возню вокруг своих решений называет "защитой прав ребенка". Подобная позиция напоминает мне плачевную историю Бычкова и не менее плачевную историю со Свято-Боголюбским монастырём: вооружившись некими мифическими идеалами человек, получивший власть, преступает все границы, оправдывая грязные делишки благими намерениями.

Получается, если чиновник-взяточник иногда работает, то выходит - что он хороший чиновник, ведь он же работает иногда. Или если некий политик, состояние которого явно нажито незаконным путем, выполняет свои обязанности, и кое-как ведет дела - значит, он хороший политик, уже наворовался и пусть себе дальше работает.

Ну, вот с Бычковым, монастырем и правами ребенка та же ситуация. Взрослый мир берет на себя права решать, что ребенку лучше, а что - хуже. И лишает ребенка права самому эти вопросы решить. А все споры между противниками и сторонниками ювениальной юстиции - не что иное, как борьба зла со злом, за право старшинства. И пока первые со вторыми срутся из-за двух ложных концепций, ребенок не имеет никакой традиционной и практически никакой законодательной возможности отстоять свои права.

Для того, чтобы продемонстрировать то, как плачевна ситуация - имеет смысл ответить на несколько вопросов:
  • Реально ли ребенок сможет отказаться учиться в обычной школе?

  • Реально ли ребенок сможет подать в суд на воспитателей в детском доме и получить защиту на время ведения следствия?

  • Может ли ребенок решать, остаться ли ему с матерью или с отцом, в случае, если последние судятся из-за детей?

  • Может ли ребенок, насильно забранный в детдом или отданный в другую семью, потребовать вернуть его обратно?

  • Насколько реально опротестовать школьную оценку? Я, к примеру, считаю, что любая оценка за сочинение - это нарушение пункта третьего, 29й статьи: 3. Никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них.

  • Имеет ли права ребенок выйти на манифестацию или устроить акцию протеста?

В общем, проблема действительно стоит остро - в ребенке с малых лет воспитывают в рамках строгого подчинения. С ребенком никто не считается. Его мнение никому не интересно. Законодательно он - домашнее животное. Его держат за дебила. И ситуация с правами ребенка будет по-прежнему плачевна, пока мы не поймем, что ребенок - это личность.
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author