Юрий Половников (polo79) wrote in lj_live,
Юрий Половников
polo79
lj_live

Что такое "прощальная депеша"

Известно — кто такие дипломаты. Это люди, которые думают одно, а говорят то, что надо. Работа такая. Дипломаты проводят в жизнь внешнюю политику своей страны, поэтому обязаны быть не искренними в своих высказываниях. Однако, внешняя политика формируется на основе реальной картины происходящего. Для такой картины нужна неприкрашенная действительность, голая правда. Эту правду в центр тоже должны сообщать дипломаты.

В конце командировки дипломаты британского форин-оффиса обычно писали так называему. «прощальную депешу», в которой им разрешалось быть предельно откровенными. В конце концов, речь идет о внутреннем документе, который будет полезен коллегам, но широкая публика его не увидит никогда.

Так, во всяком случае, считали, пока Парламент, под давлением общественности, не принял закон о доступе к информации. Пользуясь этим законом, наша родная Корпорация, БиБиСи, получила много документов, среди которых — «прощальные депеши» дипломатов из разных стран. Слушаешь и удивляешься — дипломаты говорят то, что думают! Точнее — говорили, что думали.

Сэр Алан Дональд, Пекин, 1991 год.

«На пороге пенсии хочу признаться, что психологически не готов покинуть Китай, где я провел большую часть своей карьеры. Китай не может нравиться так, как, скажем, Гонконг, Инднезия или Париж. Работать тут нелегко. Китайцы не любят иностранцев, их чиновники наредкость упрямы и неповоротливы. Человек в Китае не имеет прав, его жизнь — собственность государства, поэтому граждане друг к другу равнодушны, порой просто жестоки. Вряд ли континентальный Китай когда нибудь произведет на свет пробку для ванной, так, чтобы вода не утекала. Они харкают, плюют, туалеты их просто устрашающи».

Мальколм Уокер, Монровия, 1967 год

«В местной жизни много помпезности, доходящей до абсурда. Любовь либерийцев к похоронам для меня совершенно не понятна. Официальные обеды и приемы ужасно смешны. В центральных газетах много невероятных опечаток и таких измышлений, которые никогда бы не появились в английской печати. Должен с сожалением заметить, что многие здесь, в особенности женщины, очень высокомерны и дурно воспитаны. Такую страну и такой народ трудно полюбить».

Сэр Майкл Хэддоу, Буэнос-Айрес, 1973 год

До своего приезда сюда я слышал, что вся остальная латинская америка аргентинцев не любит, считая их заносчивыми выскочками. Здесь сплавились многие европейские нации, причем итальянское влияние сильнее испанского. У аргентинцев еще нет национального самосознания или патриотизма, он проявляется разве что в крикливых нападках на иностранцев. Аргентинцы ужасно не уверены в себе, но при этом хотят чтобы их любили и восхищались. Расход средств на личные дезодоранты здесь — самый высокий в мире».

Хью Гленкеал, Балфа-Пол, 1975 год

Иорданцы и их правители, как впрочем и остальные аррабы, демонстрируют иностранному наблюдателю уникальное единство противоположностей. Сердечные, искренние, открытые люди в одно мгновение становятся коварными обманщиками. Их разум одновременно острый и беспорядочный. Воображение их летучее, но не творческое. Они любят свою страну, но ничего о ней не знаюют, они оскверняют то немногое, что им удается открыть. Они с гордостью говорят о своих традициях в искусстве, но наполняют жилища вульгарнейшим китчем из за границы. Однако бессовестная расточительность богатых и агрессивная некультурность бедных уравновешиваются, в обоих случаях, добродетелями, которые западная цивилизация, к сожалению, утеряла».

Эти, и им подобные цитатаы — свет угасшей звезды , потому что традиция прощальной депеши с 2006-го года больше не существует.

Что за цена секрету, если его, рано или поздно, все будут знать?
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author