bleis (bleis) wrote in lj_live,
bleis
bleis
lj_live

Что нужно пропаганде?

  Больше всего оказались подверженными влиянию советской пропаганды критики советского строя. Поразительнейшее достижение советских пропагандистов в том и состоит, что им удалось достичь такого уровня пропаганды, когда критик, критикуя, утверждает советскую пропаганду и помогает ей.
   Вот пример: «Советские люди стали рабами коммунистической идеологии. Их мировоззрение состояло из набора идеологических штампов, которые утверждались в их сознании как математические аксиомы типа «дважды два четыре». Такая же истинность придавалась утверждениям «марксизм-ленинизм – единственно правильное мировоззрение»; «коммунизм – светлое будущее всего человечества»; «партия и народ едины»; «СССР – первое в мире государство рабочих и крестьян»и так далее. Несколько сотен таких догматических положений и составляли мировоззрение советских людей, периодически обновлявшееся новыми постулатами, например, «социализм и капитализм могут сосуществовать мирно».

Если внимательно прочитать «Мою Борьбу» Гитлера, то можно сделать вывод: больше всего усилий Гитлера потрачено вовсе не на то, чтобы пропагандировать национал-социализм и войну, а на то, чтобы пропагандировать саму пропаганду, её всесильность; абсолютизируется метод, не то, что этим методом предполагалось передать в умы.

То же справедливо и для советской пропаганды. Её цель не в том, чтобы передать в умы марксизм-ленинизм или идеологические штампы, её цель в том, чтобы сфокусировать внимание на абстракции настолько, насколько нужно расфокусировать внимание на действительности. Абстракция – это отвлечение. Отвлечение – уводит. Лозунги социализма – это не то, чем советский человек оперировал в жизни, вернее, чем советскому человеку препарировалась жизнь; это средства, инструменты отвлечения внимания от жизни. Государственная кара за, так называемую, «антисоветскую пропаганду и агитацию» – это не наказание за посягательство на мировоззрение, это не защита мировоззрения, это исключительно уловка, создание ложной цели для тех, в ком существует потребность критиковать систему или посягать на неё. Если не купиться на слова Гитлера о пропаганде, можно заметить транслируемое между строк: развивай пропаганду и противник неминуемо сосредоточится на ней. Вот что произошло с критиками советского строя – они сосредоточились на советской пропаганде. Именно это было и есть задачей правящей системы.

О чём плохом в советском строе, прежде всего, вспомнит человек книжный (а именно люди книжные и были основными критиками советского строя)? О лжи (читай: о пропаганде, а значит, о цензуре и соответствующем расшаркивании перед официальной точкой зрения). Но о чём плохом в советском строе, прежде всего, вспомнит человек некнижный? О партии (читай: о неравенстве).

Так вот, мировоззрение советских людей составляли не идеологические штампы, как думают подверженные влиянию пропаганды люди, а унижения, порождавшиеся системой господства и связанные с тем, что одним доставалось лучшее, другим – оставшееся; другие вынуждены были пребывать в постоянном напряжении о том, как достать то, что доставалось меньшинству исключительно потому, что сие меньшинство – партия.
  Советский строй – диктатура мировоззрения в том смысле, что мировоззрение это, составленное из унижений, побуждает принять унижение как способ – единственный способ – проявить, утвердить собственный статус достойного человека; достоинство как бы возникает тогда, когда оно возвышает над другими, иными словами, когда оно унижает других. Вне этой формулы невозможно понять, почему сейчас – без СССР, без руководящей и направляющей роли партии, без марксизма-ленинизма – советский человек (читай: диктатура мировоззрения) сохраняется и воспроизводится.

Что делает обеспечившийся человек в бывшем СССР? Немедленно начинает рассказывать, что необеспечившиеся люди туповаты или мало работают или проявляют недостаточное рвение; не просто живёт обеспеченно, но заставляет обеспеченность действовать – обеспеченности мало быть, она должна создавать эффект, и этот эффект имеет в своей основе унижение, ради него деньгами бьют в глаза, различие между обеспечившимися только в силе ударов. Что делает омоднившийся человек? Немедленно начинает использовать контраст: потешаться над неомоднившимися, выискивать наиболее нелепые образчики антимоды, возможно, даже исследовать их – моде также мало быть, она также должна создавать эффект, и этот эффект также имеет в своей основе унижение, ради него также модой бьют в глаза, различие между омоднившимися также только в силе ударов. Что делает осмыслившийся человек? Немедленно делит мир на правильных, себя и себе подобных в осмысленности, и неправильных, не просто пользуется своей осмысленностью, но надевает её как парадный мундир – осмысленности также мало быть, она также должна создавать эффект, и этот эффект также имеет в своей основе унижение, ради него осмысленностью бьют уже не в глаза, но в образ жизни, различие между осмыслившимися также только в силе ударов.

Ориентировка на эффект имеет смысл в системе, где достоинство одних проявляется, утверждается в унижении других. Пропаганда же – какой бы они ни была – создаёт систему ложных целей, систему оппозиций (правда-ложь, хорошее-плохое, новое-старое, здоровое-гнилое), призванных скрыть вот это унижение, которое составляет мировоззрение, чья диктатура определяет господствующий в обществе порядок. И критик советского строя, концентрируясь на пропаганде, на попытке доказать, что ложь – это ложь, а правда – это правда, – делает только то, что тасует мнимости, увлекает и отвлекает внимание от главного. Что, собственно, и нужно пропаганде.

Оригинал.
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author