Previous Entry Share Next Entry
Русские - покорители славян. Глава 4. Кто такие русы? 4.1.7. Западные источники
В Анапе
polo79 wrote in lj_live
Какие ещё источники могут что-то добавить к материалам нашего расследования?
Есть так называемый Geographus Bavarus, «Баварский географ». Это документ на двух листах, который был обнаружен в 1722 году в Баварской государственной библиотеке в Мюнхене. Рукопись содержит трактат о геометрии Боэция. Это надо подчеркнуть особо – значит, автору не чужд и не незнаком сам предмет точности. Или стремления к таковой. А от геометрии до географии – шаг один.
Иными словами, мы видим трактат не пляшущего монаха, а учёного. Из этого будем исходить при его анализе.
Сама рукопись относится, по палеографическим данным, к IX веку. Листы 149 и 150, которые содержат «Descriptio», около 850 года были включены в состав более обширной рукописи, принадлежавшей монастырю Рейхенау на Бодензее. Следовательно, «Descriptio» возникло до этого времени.
Можно даже сказать точнее. Как установил Б.Бишофф, палеографически рукопись чётко датируется первой половиной-серединой IX в. и написана в скриптории швабского монастыря Райхенау. Южнонемецкое происхождение памятника подтверждается и данными самого источника - характерным сравнением размеров земли пруссов с расстоянием между реками Энс и Рейн.
Интересуюещее же нас место представляет собою приписку в конце рукописи. Она содержит список племён и народов, что жили рядом с Германией. Список составлен на латинском языке и называется «Descriptio civitatum et regionum ad septentrionalem plagam Danubii», что означает «Описание городов и земель к северу от Дуная». Названия приведены на латинском языке и довольно сильно искажены. Но можно попытаться расшифровать хотя бы часть из них. И понять закономерности, в соответствии с которыми сделано перечисление.
Ещё одна оговорка. Весь текст источника я уже пытался разобрать в предыдущей книге, где речь шла о славянах. Тогда я нарочно не стал обращать отдельного внимания на упоминание в тексте русов – задача была другая. Что ж, зато теперь мы выделим именно их.
Вот текст:

Descriptio ciuitatum et regionum ad septentrionalem plagam Danubii…

Caziri ciuitates C. Ruzzi. Forsderen. Liudi.


Перевод И.В.Дьяконова всё по тому же замечательному сайту http://www.vostlit.info:

Описание городов и земель к северу от Дуная.

(40) Казиры (хазары?) (Caziri) – 100 городов.
(41) Руссы (Ruzzi).
(42) Форсдеры (Forsderen).
(43) Лиуды (Liudi).


Интересно сравнить это с описанием – к сожалению, гораздо менее полным! - сделанным два века спустя северогерманским хронистом, каноником и схоластом Адамом Бременским:

Schol. 15. Trans Oddoram fluvium primi habitant Pomerani, deinde Polani, qui a latere habent hinc Pruzzos, inde Behemos, ab oriente Ruzzos.


То есть:

Примечание 15. По ту сторону Одера живут помераны, далее поляне, которые с одной стороны граничат с пруссами, с другой - с богемами, с востока - с руссами.

Итак, Ruzzi. Сомневаться в том, что это – именно русы, кажется, не приходится. Ведь в документе Адама Бременского этот этноним появляется практически в той же форме – Ruzzos и в том контексте, который не даёт сомневаться, что речь идёт именно о нашей, «русской» Руси.
Русы где-то севернее Дуная?
Чтобы увидеть, может ли это быть, обратимся к ещё одному древнему документу – так называемому Раффельштеттенскому таможенному уставу. Это таможенный документ, регулирующий пошлины в Баварской восточной марке, изданный королём Восточно-Франкского королевства Людовиком IV между 904 и 906 гг.
Раффельштеттен — городок на Дунае, находился в современной Австрии в нескольких километрах от Линца.
Выдержка из устава:

«Славяне же, отправляющиеся для торговли от ругов или богемов, если расположатся для торговли где-либо на берегу Дуная…, с каждого вьюка воска платят две меры стоимостью в один скот каждая; с груза одного носильщика – одну меру той же стоимости; если же пожелают продать рабов или лошадей, то за каждую рабыню платят по одному тремиссу, столько же за жеребца, за раба – одну сайгу, столько же за кобылу».

Конечно, сразу же обращает на себя внимание, что о русах, собственно, речи не идёт. Здесь упоминаются руги – германское племя, которое к данному времени уже довольно давно вымерло. Даже не так: захватило Рим, ликвидировало Западную Римскую империю и затем само растворилось в бурных событиях, за сим последовавших. Можно ли ругов совмещать с русами?
Получается, что – да. Так, в 862 году король Людовик Немецкий в документе на земельные владения баварского монастыря упомянул хороним Ruzaramarcha, то есть Русская пограничная полоса в соседстве с Раффельштеттеном. То есть опять та же форма – ruz, ruzzi. Как раз в этом районе в V—VI вв. обитали руги, и не исключено, что географическая память об этом осталась и после исчезновения ругов как самостоятельной этнической единицы. К примеру, ругов в 558 году упомянул в списке племён в эпитафии, посвящённой Св. Мартину Турскому, испанский епископ Мартин Бракарский, уроженец Паннонии, где, получается, ещё жила память о том германском племени.
Что же касается смешения в европейском сознании ругов и русов, то это – давняя традиция. Так называемый продолжатель Регинона, рассказывая о миссии епископа Адальберта в 961—962 годах в Киев, называет княгиню Ольгу королевой ругов (reginae Rugorum) и неоднократно именует русских ругами. Английский священник Роджер в своей «Хронике» конца XII века, описывая события в Англии в 1-й половине XI века, пишет об одном знатном изгнаннике: «бежал из этой земли в землю ругов, которую мы называем Руссией.».
Нам же тут интересно то, что русов-ругов в Рафельштеттенском уставе упомянули рядом с богемами. Интересно, что и у Адама Бременского они «поселены» по соседству:

ту сторону Одера живут помераны, далее поляне, которые с одной стороны граничат с пруссами, с другой - с богемами, с востока - с руссами

Таким образом, русы оказываются владельцами некоей территории, с которой славяне отправляются торговать в Раффельштеттен.
Но это всего лишь – привязка к действительности. Просто мы знаем, что русь была, и славяне из неё МОГЛИ ездить торговать. На самом деле в этом документе, таможенном уставе, речь вряд ли идёт о широких мировых просторах. Скорее всего, здесь обозначалось всего лишь направление, с которого могут появиться и сесть на берегу Дуная славяне. По правую сторону – от ругов, по левую – от богемов. С какой стороны ни сели бы – облагать их пошлиной без разговоров. И имеем мы тут не упоминание о русах, а простую географическую привязку по местности с использованием частично уже реликтового имени древнего племени. Потому как хоть оно и реликтовое, но поскольку его именем ещё именовалась даже часть пограничной территории - Ruzaramarcha – значит, само понятие «от ругов» в том смысле как мы сказали бы «от Твери» использовалось в качестве нормы.
Что же касается тех ruzzi, что упомянуты в документе, ныне понять уже невозможно. У них нет городов, и они находятся в окружении племён, у которых тоже нет городов. По какому принципу вообще составлял свой список наш учёный собрат, сообразить тоже трудно. Возможно, он под русами поминал всё тех же ругов, остатки которых могли сохраниться ещё со времён Великого переселения народов. Или на острове Рюген – ведь странно, что в таком полном списке автор не дал ни имени ранов, которые населяли остров, ни просто упоминания, что на острове тоже кто-то живёт.
Две вещи можно, однако, считать установленными. Русы в «Баварском географе» - не славяне. И русы обитают где-то на север от Дуная. Остроумные попытки разместить их в Среднем Поднепровье просто на том основании, что рядом упомянуты какие-то Caziri, которые могут быть хазарами, нам нужно отвести, как основанные на слишком шатких допущениях. Как говорится, конструкция с двумя «если» не бывает надёжной.
С другой же стороны, даже признание Caziri хазарами никоим образом не расстраивает уже, кажется, сложившейся по источникам картины расселения и бытования русов. Последних, мы знаем, - несколько видов. Один из них явно и очевидно включён в состав Хазарского каганата. Так что если от одних русов торговцы едут в Западную Европу, а другие сидят где-то возле хазар – значит, так тому и быть…
Далее у нас есть ещё одно очень интересное – а в историографии даже легендарное – свидетельство о руссах. Это известие из так называемых Бертинских анналов - летописного свода Сен-Бертенского монастыря, охватывающего историю государства франков с 830 до 882 гг.
В документе, в частности, сообщается о посольстве византийского императора Феофила к императору Людовику Благочестивому 18 мая 839 года. С византийским посольством прибыли два человека, к собственно византийцам не принадлежавших. Феофил просил помочь им вернуться на родину, поскольку прямой путь для них закрыт.
Вот эта запись. Привожу её полностью не из снобистского удовольствия, а потому, что её мало кто читал в полном виде. А между тем для знающих латынь тут есть над чем с интересом подумать. Не Цицерон писал, латынь поздняя, «варварская» - возможны, как говорится, варианты.

Venerunt etiam legati Grecorum a Theophilo imperatore directi, Theodosius videlicet Calcedonensis metropolitanus episcopus et Theophanius spatarius, ferentes cum donis imperatori dignis epistola; quos imperator quinto decimo Kalendas Iunii in Ingulenheim honorifice suscepit. Quorum legatio super confirmatione pacti et pacis atque perpetuae inter utrumque imperatorem eique subditos amicitiae et caritatis agebat, necnon de victoriis, quas adversus exteras bellando gentes caelitus fuerat assecutus, gratificatio et in Domino exultatio ferebatur; in quibus imperatorem sibique subiectos amicabiliter Datori victoriarum omnium gratias referre poposcit. Misit etiam cum eis quosdam, qui se, id est gentem suam, Rhos vocari dicebant, quos rex illorum
chacanus vocabulo ad se amicitiae, sicut asserebant, causa direxerat, petens per memoratam epistolam, quatenus benignitate imperatoris redeundi facultatem atque auxilium per imperium suum toto habere possent, quoniam itinera, per quae ad illum Constantinopolim venerant, inter barbaras et nimiae feritatis gentes inmanissimas habuerant, quibus eos, ne forte periculum inciderent, redire noluit. Quorum adventus causam imperator diligentius investigans, comperit, eos gentis esse Sueonum. Exploratores potius regni illius nostrique quam amicitiae petitores ratus, penes se eo usque retinendos iudicavit, quoad veraciter inveniri posset, utrum fideliter eo necne pervenerint; idque Theophilo per memoratos legatos suos atque epistolam intimare non distulit, et quod eos illius amore libenter susceperit, ac, si fideles invenirentur, et facultas absque illorum periculo in patriam remeandi daretur, cum auxilio remittendos; sin alias, una cum missis nostris ad eius praesentiam dirigendos, ut, quid de talibus fieri deberet, ipse decernendo efficeret.

Ключевое место – вот это:

Misit etiam cum eis quosdam, qui se, id est gentem suam, Rhos vocari dicebant, quos rex illorum chacanus vocabulo ad se amicitiae, sicut asserebant, causa direxerat, petens per memoratam epistolam, quatenus benignitate imperatoris redeundi facultatem atque auxilium per
imperium suum toto habere possent, quoniam itinera, per quae ad illum Constantinopolim venerant, inter barbaras et nimiae feritatis gentes inmanissimas habuerant, quibus eos, ne forte periculum inciderent, redire noluit. Quorum adventus causam imperator diligentius investigans, comperit, eos gentis esse Sueonum. Exploratores potius regni illius nostrique quam amicitiae petitores ratus, penes se eo usque retinendos iudicavit, quoad veraciter inveniri posset…


Переводят его обычно так:

«Он также послал с ними тех самых, кто себя, то есть свой народ называли Рос, которых их король, прозванием каган, отправил ранее ради того, чтобы они объявили о дружбе к нему [Феофилу], прося посредством упомянутого письма, поскольку они могли [это] получить благосклонностью императора, возможность вернуться, а также помощь через всю его власть. Он [Феофил] не захотел, чтобы они возвращались теми [путями] и попали бы в сильную опасность, потому что пути, по которым они шли к нему в Константинополь, они проделывали среди варваров очень жестоких и страшных народов. Очень тщательно исследовав причину их прихода, император [Людовик] узнал, что они из народа свеонов [шведов] (букв. – их народ есть шведский). Как считается, скорее разведчики, чем просители дружбы того королевства и нашего, он приказал удерживать их у себя до тех пор, пока смог бы это истинно открыть».

(По изданию: S. Prudentii annales sive Annalium Bertinianorum pars secunda. Ab anno 835 usque ad 861 PL. T. CXV. P. 1852 Col. 1375 – 1420 - © перевод - Волынец А. 2005)


Кстати, пользуясь случаем, ещё раз хочу от всей души высказать и благодарность и восхищение выдающейся работой создателям сайта ВОСТОЧНАЯ ЛИТЕРАТУРА. СРЕДНЕВЕКОВЫЕ ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ ВОСТОКА И ЗАПАДА - http://www.vostlit.info. Титанический труд, проделанный уважаемым Тhietmar, стал просто бесценным подспорьем для всех, кто интересуется историей!
Но основную фразу сообщения –

qui se, id est gentem suam, Rhos vocari dicebant –

- я бы попробовал перевести иначе. Опять же памятуя о том, что запятые – это знак, данный нам для лучшего понимания интонации, но в исторических текстах часто – и во искушение. Ну, и обойтись без политики, которая многим мешает увидеть в курице – курицу.
Между тем, буквальный, подстрочный перевод мог бы звучать так:
1. qui se – которые себя…
2. id est – то есть («i.e.» – аналог нашему «т.е.»)
3. gentem suam – народ (племя, род) свой
То есть вполне приемлемая даже сегодня «верительная грамота»: «мы представляем народ…».
Какой?
Тут первая закавыка и возникает. Где это у нас тут слово «представляем»?
4. Rhos – «рос», это понятно.
5. vocari – называться. Именно в неопределённой форме.
6. dicebant – называли. Именно в имперфекте – незавершённое действие.
То есть, получается глупость: называться называли.
Однако любопытно, что у слова dicere есть ещё насколько значений: назначать, изрекать, принимать, произносить, утверждать. А это даёт несколько неожиданное измерение знакомой фразе: которые себя, то есть народ свой, Рос называть утверждали/называли/назначали. Или, чуть лучше по-русски:

…которые утверждали, что их, то есть их народ, называют Росами.


Совсем иначе звучит, не так ли? Уже не – «мы называемся Росами», а – кто-то «нас называет Росами».
И получается, что в Ингельгейм прибыли люди, которые отделяют своё самоназвание и обозначение себя сторонними субъектами.
При этом выясняется, что сами эти послы – этнические шведы. Скрывать это глупо, они и не скрывают. Значит, этнические шведы, которых так все вокруг и называют этническими шведами, утверждают, что представляют иной род или народ. Который, по логике не является шведским, но и не носит собственного этнонима, принимая тот, которым его величают окружающие.
Надо полагать, шведы тщательно подбирали слова в разговоре с императором франков. Слава о них в Европе была уже вполне однозначная, обстоятельства появления при дворе в Ингельгейме достаточно подозрительные, рекомендательное письмо императора Византийского действия не оказало или даже насторожило франков… Настоящих верительных грамот тоже нет – иначе их не посчитали бы за разведчиков. В общем, раскалённые щипчики на интимные части тела – это была реальная перспектива.
Так что слова свои шведы явно хорошо продумывали. Что мы и видим: «нас только называют росами», говорят они.
Любопытна и вторая часть фразы.

quos rex illorum chacanus vocabulo - кого король тех, хакан именуемый…

Это мы тоже отложим для памяти – русы в подданстве и на службе кагана. Оставим пока в стороне – какого.
На этой основе нетрудно восстановить общую канву происшедшего расследования.
- Кто вы, господа?
- Мы представляем народ, который называют росами.
- Кто вами правит?
- Хакан.
- Это кто?
- Это типа король.
- Что-то вы нам бурно шведов напоминаете…
- Так и есть.
- Какой у шведов хакан, что вы нам лепите?
- Так это мы по крови шведы, а наш народ называют росами.
- И хакан вами правит?
- Хакан правит многими народами…
Дальше расследование заходит в тупик. После опроса византийцев франки могут установить, что хакан – это величина в варварских пространствах Скифии, и палец ему в рот не клади. Стоит он на уровне императора. Народов у него действительно много. И это будущие историки могут выделять в его каганате некий титульный народ. А в это время народы, входящие в это государство, о том не ведают и знают лишь одно: они ходят под каганом и ему платят дань.
Такой же каганат, могли напомнить византийцы франкам, мы с вами уже видели. То был Аварский. Серьёзные ребята, если помните, ещё батюшка Карл Великий с ними ратился.
О чём после такой информации должны были размышлять оперативники императора Людовика? Только об одном: могли ли хорошо известные члены организованной преступной группировки норманнов-шведов, ходящие под конунгом Эйриком, закосить под ходящих под крупным международным авторитетом Хаканом? Вопрос второй: мог ли за недавнее время появиться в Скифии новый международный авторитет уровня кагана или данные шведы гнилую пургу гонят?
Не знаю, что могли на эти вопросы ответить испытуемые и свидетели императору Людовику. Но относительно каганата русов, о котором так любят рассуждать национально ориентированные публицисты, у нас есть вполне компетентная информация.
Вспомним византийские источники. Как Фотий обзывал русов до того, как те напали на Константинополь? А опрещделял он их как народ неизвестный, убогий, едва ли не рабского состояния. А теперь скажите, положа руку на сердце – у «презренных» полурабов мог быть какой-либо собственный каганат за двадцать лет до описанных Фотием событий?
Добавлю: вопросы титулартуры в тогдашнем мире стояли очень серьёзно, даже остро. Князь Даниил Галицкий полжизни – и какой жизни! – короны королевской добивался. А тут некая группка презренных величает своего конунга в лохматых портках аж каганом? Да тем послам нос задранный тут же укоротили бы вместе с головой – и вся недолга!
Не потому ли и скромность такая в словах послов? Rhos vocari dicebant – так называют нас, типа.
Но – те события вокруг Константинополя ещё впереди. Пока же из того, что сказано до и в Ингельгейме, очевидно: росы-русы самостоятельной политической силой не являются и служат какому-то кагану.
Что мы ещё можем заключить из этого эпизода, если рассматривать только информемы?
Что франки народа или рода «рос» не знают. Им недостаточно такого названия, они требуют дальнейшей идентификации. Что византийцы, напротив, его знают, но в целом за росов не «вписались», предоставив тех своей судьбе и расследованию франков. То есть всерьёз их не воспринимают. «Народ незаметный, что уж…» Но – хоть и не союзники, но и не враги: объявление о дружбе от кагана к императору Феофилу было принято и благосклонно (написал же он письмо-рекомендацию!).
Ещё мы видим, что в 839 году что-то помешало росам-шведам добраться до их кагана, но возвращение было вполне мыслимо по дунайско-рейнско-балтийскому пути. Что эти росы были достаточно богаты, чтобы в отсутствие пособий от своего руководства, а также банковской системы оплачивать длительное незапланированное путешествие. Во время которого им, как послам, на хлебе и воде сидеть не полагалось. Зато полагалось иметь хотя бы по одному слуге.
Кстати, интересно – что им помешало вернуться обратно к своему кагану? Может, это наведёт нас ещё на какие-нибудь предположения о том, что это был за народ – рос?
В различных изданиях звучит довольно мощный хор, мотив которого: неважно, кто послы по национальности, важно, кому они служили. Это верно. Непонятно только, с какой такой радости немедленно после этого звучит утверждение, что служили эти шведы славянам.
Не будем указывать на нелепость такой постановки темы только одним вопросом: а каким славянам? Всем? Так в 800 годы славяне сидели от Крита до Ладоги и от Эльбы до Волги. Вот так прямо всем им шведские послы и служили?
Ладно, снимаем эту нелепость. Вслед за авторами этой гипотезы предположим, что русы служили не всем славянам, а некоему славянскому каганату. Были его послами.
И тут же немедленно попадаем в следующую логическую ловушку: если каганат славянский, - то отчего послам не поведать и в Константинополе, и в Ингельгейме, что служат они некоему давно известному всем народу? Славян знают, отношение к ним куда более лояльное, нежели к норманнам. И потому если бы «рос» были народом славянским, послам куда проще – особенно в виду обстоятельств, когда их заподозрили в шпионаже – было назваться либо славянами, либо послами славянского лидера или народа. В общем, в соответствии с элементарной логикой выживания – а дело ведь шло о выживании, не меньше, поскольку у франков к норманнам претензий накопилось к тому времени ох, как немало! – послам следовало привести ситуацию как раз к знакомому франкам аналогу. При всех претензиях их к славянам, это были все же совершенно другие отношения, нежели с норманнами.
«Не могут они, Василь Иваныч! Понимаешь – не могут!»
Ибо франки должны были сказать в таком случае: «Оппа! Славяне уже каганат создали! Где? Какой? Дайте хоть монетку посмотреть!»
И действительно, зададим мы тот же вопрос энтузиастам славянского каганата, - может, хоть монетку предъявите? Какой же каган без своей валюты? Да и вообще – что-нибудь предъявите из вещественных доказательств! Вон черняховская культура, даром, что не каганат ни разу, - а сколько археологии даёт! Аварский каганат – тож. Не говоря уж о Хазарском. Ведь каганат, как мы уже знаем, - далеко не хвост собачий. Это, говоря современным языком, - империя. Предъявите империю, господа!

Comments Disabled:

Comments have been disabled for this post.

?

Log in

No account? Create an account